Выдуманный геноцид. Ответ русского таджикистанца Холмогорову

Чуть более года назад отношения между русским и таджикским народами в очередной раз начали будоражить политики и националисты. Из пыльных, пропавших нафталином чемоданов одиозные политические деятели и активисты националистических движений России достали давно уже набивший оскомину миф о о “геноциде” русского населения, якобы имевшем место в годы гражданской войны в Таджикистане. Националистически настроенные “эксперты” и ряд журналистов в Таджикистане ответили на эти беспочвенные заявления такими же беспочвенными обвинениями России в развязывании гражданской войны в нашей республике. Как русский, который родился и вырос в Таджикистане и никуда не уезжал из страны в тот страшный период, я хотел бы рассказать о том, что действительно тогда происходило в нашей республике. Надеюсь, мой голос будет услышан политиками и националистами в России.

Откуда у мифа уши растут?

Вообще, миф об этнических чистках и массовых убийствах русских в Таджикистане довольно давно муссируется в ряде российских СМИ. Сейчас даже сложно определить откуда именно растут уши у этого мифа. Могу только сказать, что еще в 2006 году Дмитрий Рогозин (российский политик, ученый и дипломат, который сейчас является заместителем председателя правительства России) в своей книге “Враг народа” писал о том, что войне между “вовчиками” и “юрчиками” в Таджикистане предшествовали массовые “расправы” над русским населением в Душанбе и ряде других городов. Подпиткой этого мифа долгое время занимались дешевенькие, желтенькие газетенки, а также ксенофобы России.

В начале 2012 г. миф о геноциде обрёл новую жизнь благодаря известному российскому политику Владимиру Жириновскому и публицисту Егору Холмогорову. О Жириновском даже и говорить то не стоит. Это известный клоун и ксенофоб, который делает себе политический капитал на заявлениях типа “Россия для русских” (хотя отец самого политика был юристом евреем) и на анти-западной реторике, получая тем самым голоса националистически настроенной группы россиян. Его реплики уже давно научились пропускать мимо ушей. Это та самая собака, лай которой не мешает каравану спокойно двигаться дальше. Вместе с Жириновским правдивость мифа о геноциде стал с пеной у рта доказывать довольно известный российский публицист (и ярый националист) Егор Холмогоров. О нем я знаю немного, хотя ряд электронных СМИ указывали на его связь с партией “Единая Россия”.

Холмогоров. Из репортажа телекомпании "Мир"

Так вот, 30 января 2012 года, в эфире передачи “Честный понедельник” на популярном российском телеканале НТВ, Жириновский и Холмогоров заявили о том, что в начале 90-х годов в Таджикистане произошел “геноцид” русского населения. Это заявление вызвало бурную реакцию как в России, так и в Таджикистане.

Так что такое геноцид?

Видео этой передачи найти в интернете невозможно. Но в интернете выложено более поздное видео (загруженное на Youtube 12 февраля 2012 г), на котором Холмогоров пытается обосновать заявление о факте совершения геноцида (в ответ на протест, выраженный МИД-ом Таджикистана):

Холмогоров предлагает отталкиваться от определения геноцида, закрепленного в международном праве. Конвения о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948 г.) определяет геноцид следующим образом (статьи 1 и 2, привожу не полностью):

В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

  • убийство членов такой группы;
  • причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
  • предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее…

Наказуемы следующие деяния:

  • геноцид;
  • заговор с целью совершения геноцида;
  • прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида…

По мнению Холмогорова, это определение соотвествует тому, что произошло с русским населением в период с 1990 по 1993 гг. Во-первых, русские в Таджикистане являлись специфической этнической группой, как того требует конвенция. Во-вторых, в отношении русского населения в этот период совершались действия, направленные на убийство и нанесение телесных повреждений. В-третьих, по словам Холмогорова, имели месты факты публичного подстрекательства к геноциду русского населения. В-четвертых, публицист утверждает, что цель, заключавшаяся в уничтожении русской этнической группы в Таджикистане, была достигнута. Единственный атрибут геноцида, который Холмогоров не сумел найти, но который он предлагает продолжать искать, это наличие заговора с целью совершения геноцида против русских (то есть был ли “геноцид” результатом целенаправленной политики определенных политических сил или все-таки результатом спонтанных акций отдельных групп).

По мнению Холмогорова, сегодня в Таджикистане “исламисты”, проигравшие войну, и “Народный фронт”, пришедший к власти, перекладывают ответственность за “уничтожение” русского населения друг на друга. Сам факт того, что это “уничтожение” имело место, никто не хочет признавать якобы из-за страха перед перспективой несения ответственности за случившееся.

Как русский, который остался в Таджикистане и жил здесь на протяжении всей гражданской войны, я могу с уверенностью утверждать, что заявления Холмогорова относительно “массовых убийств” русских, публичных подстрекательств к этим убийствам и “уничтожения” русских как этнической группы в Таджикистане совершенно не соответствуют действительности.

Далее я хочу рассмотреть эти три утверждения Холмогорова по отдельности.

“Убийства, телесные повреждения, изнасилования…”

Холмогоров утверждает о том, что в период между 1991 и 1993 годами в Таджикистане имели место “массовые преступления против русского и русскоязычного населения”. По словам российского публициста, доказательной базой этого утверждения служит “большое количество опубликованных в прессе фактов”, которые можно дополнить показаниями “миллионов свидетелей”.

Согласно Холмогорову, “массовые преступления” против русских принимали различные формы. В некоторых случаях это были “погромы” или “настоящая резня”. Он, например, приводит в пример события, произошедшие в поселке им. Ломоносова неподалеку от г. Курган-Тюбе на юге Таджикистана 25 сентября 1993 года (на самом деле это было в 1992 году). В этом поселке большое количество беженцев укрывались от отрядов исламистов под защитой 191-го полка 201-ой дивизии российской армии. 25 сентября исламисты оттеснили росийских военнослужащих и убили большое количество беженцев. Однако Холмогоров использует неверные данные, когда утверждает, что большинство этих беженцев составляли “русские и узбеки”. На самом деле, абсолютное большинство людей, укрывавшихся от конфликта в поселке им. Ломоносова и убитых исламистами 25 сентября 1992 года, были узбеками и кулябскими таджиками. Если среди убитых и были русские, то их было совсем немного. Большинство русских, проживаваших в то время в Курган-Тюбе, прятались от боевых действий в своих квартирах, у знакомых в Душанбе, или на территории самого 191-го полка. Другими словами, данные, приводимые Холмогоровым, откровенно ложные.

В других случаях, по словам Холмогорова, “массовые преступления” против русских принимали формы “попыток захвата заложников”, “оскорблений”, “игнорирования органами правопорядка фактов убийства русских”, “нападений на улицах”, “изнасилований” и т.д. Здесь российский публицист приводит один “шокирующий” пример того, как в одном из городов Таджикистана водитель-таджик направил автобус с русскими пассажирами в толпу протестантов, якобы с целью того, чтобы создать максимальную опасность для едущих в этом автобусе русских. На мой взгляд, этот пример наилучшим образом подтверждает отсутствие у Холмогорова каких-либо мало-мальски серьезных доказательств и использование им выдуманных, искаженных и абсолютно нелогичных “примеров” притеснения русских. Неужели Холмогоров действительно думает, что таджики настолько глупы, чтобы обратить свою ярость в приведенном случае на русских пассажиров автобуса, а не на водителя-таджика? Да случись этот случай на самом деле, этого водителя в пух и прах бы разорвали, а пассажиры автобуса еще и помогли бы это сделать.

Я бы посоветовал Холмогорову и всем, кто верит в миф о “геноциде” русских в Таджикистане, хоть немного почитать про гражданскую войну в нашей стране. Эта кровавая война не была результатом каких-то разборок между национальными или этническими группами. Это была война между регионами, а также между идеологиями. В этой войне таджики воевали с таджиками. И хотя точных данных нет, я уверен, что не менее 90 процентов всех жертв той войны составили таджики. Из оставшихся 10 процентов большинство были узбеками.

Я всю войну прожил в Душанбе. За исключением нескольких недель, когда в столице велись ожесточенные бои, постоянно ходил на работу. Выжил. Конечно, меня могли убить – но не потому, что я русский, а потому что это была ВОЙНА. Людей убивали шальные пули. Иногда убивали в преступных целях – сводили старые счеты или хотели ограбить, изнасиловать, скрыть преступление. Но в таких случаях русским было намного легче выжить. Русских уважали в счет того уважения, которое сохранилось с советского времени. И русских не винили в тех проблемах, из-за которых велась война. В самом начале войны исламисты в Душанбе убивали кулябцев. Несколько знакомых русских семей прятали кулябцев у себя дома, потому что знали, что к ним домой не ворвутся. А когда кулябцы заняли Душанбе и начали вырезать гармцев и памирцев, моя мама почти две недели прятала у нас дома свою подругу-памирку с двумя детьми – именно потому, что знала: русских не тронут.

Холмогоров любит примеры, поэтому приведу такой пример. В нашем доме, в соседнем подъезде жила пожилая русская женщина, баба Лена, которая была замужем за кулябцем, дядь Ризо (ул. Фирдавси, которая в до время была ул. Коваля, дом 25). Осенью 1992 года к ним домой ворвались исламисты, искавшие кулябцев, и хотели забрать дядь Ризо. Баба Лена тогда с ними поговорила и сказала, что она инвалид, и что если его заберут, её попросту некому будет кормить и ухаживать за ней. Дядь Ризо тогда оставили в покое. Ну, о каком вообще геноциде может идти речь?

Это все происходило в Душанбе, одном из эпицентров войны. На севере Таджикистана, в тогдашней Ленинабадской области, о войне вообще знали только по сообщениям российского телевидения. А именно в этой области проживало наибольшее количество русского населения после Душанбе. В Ленинабаде, Чкаловске, Канибадаме, Пенджикенте (крепнейших городах области) те русские, которые не уехали в Россию, продолжали жить значительно лучше большинства таджикских семей и сохранили за собой хорошие рабочие места.

Это не государственная пропаганда и не мнение таджикского правительства. Это то, что я, как русский таджикистанец, испытал в те годы на себе. У меня лично никогда не повернется язык сказать, что меня в годы войны кто-то обижал или унижал из-за моей национальности. Таджикистан был моим домом, и я не чувствовал себя здесь чужаком.

На волне скандала, спровоцированного заявлениями Жириновского и Холмогорова, телекомпания “Мир” в феврале 2012 года подготовила репортаж с воспоминаниями русских таджикистанцев о том, что им пришлось пережить в годы гражданской войны. Холмогорову стоило бы прислушаться к их голосам:

Конечно, Холмогоров и его коллеги-националисты могут не согласиться с моей точкой зрения и продолжать аппелировать к “опубликованным в прессе фактам”. Но разве не лучше услышать мнение русских, оставшихся в Таджикистане, и видивших эту войну своими глазами? Конечно, среди уехавших в те годы русских семей есть те, кто озлоблен на Таджикистан или на таджиков, и они возможно подвердят слова Холмогорова о якобы имевших место гонениях, притеснениях или даже убийствах. Но я не думаю, что слова таких людей всегда заслуживают доверия. Как я уже отметил, эти люди озлоблены. Война заставила их бросить всё, потерять все, что было накоплено за годы жизни, и уехать на “историческую Родину”, которой, откровенно говоря, было в тот период не до них.

Если Холмогоров и его коллеги-ксенофобы не верят русским таджикистанцам и здравому смыслу, то они могут приехать в Таджикистан и лично разобраться в том, что здесь происходило в начале 90-х годов. Удостовериться в том, имел ли на самом деле “геноцид” место, несложно. Журналист Нурали Давлат в этом отношении очень точно подметил на сайте Газета.tj:

Таджикская столица – небольшой город. Христианское кладбище находится почти что в центре города. Все желающие, которые хотят исследовать проблему русского геноцида в Таджикистане могут посетить его, чтобы убедиться, сколько человек было похоронено в дни февральской трагедии 1990 года.
И необходимо выяснить, по каким причинам наступила смерть.
Если кто- то утверждает, что тела убитых в феврале 1900 года были отправлены в Россию, на историческую родину, пусть опубликуют справки о смерти. Согласитесь, это ведь не трудное дело.

“Подстрекательство” к “геноциду”

Холмогоров утверждает, что “массовые преступления” против русского населения в Таджикистане в период между 1990 и 1993 гг. “искуственно подогревались” некоторыми политическими деятелями, в том числе поэтэссой Гульрухсор Сафиевой и тогдашним председаталем демократической партии Шодмоном Юсуфовым. Эти утверждения необходимо проверить.

В СМИ неоднократно появлялись утверждения о том, что известная таджикская поэтесса Сафиева в начале конфликта публично говорила о необходимости “смыть русскую грязь кровью”. Я лично не был на митинге, на котором Сафиева якобы говорила такое, поэтому не знаю, насколько это утверждение соответствует действительности. Но мне кажется, что Сафиева вряд ли могла такое сказать. Во-первых, она лично десятки раз опровергала сообщенения о том, что когда-либо говорила такое. Во-вторых, мне кажется, что Сафиевой, как представительнице советской интеллигенции, было бы попросту нелогично делать такие заявления. В-третьих, Сафиева уже около 20 лет живет в Москве, и я сомневаюсь, что она могла бы там спокойно жить, если бы действительно когда-то говорила подобные вещи.

Юсуфов, в отличие от Сафиевой, действительно заявлял, что русских таджикистанцев нужно взять  в “заложники” (так как он считал, что Москва вмешивалась во внутренние дела Таджикистана и оказывала правительству помощь в борьбе против исламистско-демократической оппозиции).

Но Холмогоров ошибается, если он считает, что призывы Юсуфова и Сафиевой (если она действительно к чему-то такому призывала) могли оказать решающее влияние на отношение таджиков к русским. Отношения между этими национальностями складывались на протяжении десятков лет, и два каких-то эмоциональных заявления, которые слышало ограниченное количество людей, вряд ли могли коренным образом повлиять на эти отношения. К тому же, Холмогоров явно переоценил степени влияния Сафиевой и Юсуфова на общественное мнение в Таджикистане в начале 90-х годов.

“Уничтожение” этнических русских в Таджикистане

Холмогоров утверждает, что “массовые преступления” против русских, подогреваемые “некоторыми политическими деятелями”, достигли своей цели, которая состояла в полном уничтожении русского населения Таджикстана. Публицист подкрепляет это утверждение цифрами: в 1979 г. русских в республике было 395 тысяч, а в 2000 г. осталось всего 50 тысяч. Если отнять от 395 тысяч то количество русских, которое уехало из Таджикистана в годы гражданской войны в Россию и которое осталось в республике, то остаётся “зазор в 100 тысяч человек. По мнению Холмогорова, “значительная часть” из этих 100 тысяч русских были убиты в годы войны.

Это утверждение Холмогорова так же беспочвенно и нереалистично, как и все другие. По различным оценкам, в годы гражданской войны в Таджикистане погибло от 80 до 100 тысяч человек. Утверждать, что большая или хотя бы сколько-нибудь значительная часть погибших были русскими  это значит ничего не знать о гражданской войне в Таджикистане. Из огромного количества русских, которых я лично знал, в годы гражданской войны от причин, связанных с войной, погибли трое: двоих убило шальными пулями, и один был убит, когда какие-то бандиты забирали у него машину.

Я не знаю, откуда Холмогоров берет свои данные относительно количества русских, прибывших в Россию. Удивительно, что он не допускает мысли о том, что его данные попросту неверны, как и многие другие данные того периода. Да и данные переписи населения Таджикистана за 2000 год тоже вполне могут не соответствовать действительности.

Еще одной откровенной глупостью является предположение о том, что русское население Таджикистана покинуло страну из-за какого-то особого притеснения, которое они здесь испытывали. Русские уезжали от войны, разрухи, голода и страха за свою жизнь. В отличие от большинства таджиков, большинству русских было куда ехать. Они верили в то, что найдут себя на “исторической Родине” (многие так и не нашли) и что у Таджикистана уже нет будущего. Русские были не единственной национальной группой, покинувшей Таджикистан в тот сложный и жестокий период. Уехали евреи, немцы, украинцы, белорусы, татары, много корейцев. И те таджики, которым было куда бежать, тоже бежали. В такой маленькой стране, как Таджикистан, 800 тысяч человек стали внутренними беженцами, то есть покинули районы, где шла война, и перебрались в более мирные районы.

Заключение

Таким образом, утверждения Холмогорова, а также Жириновского и еще целого ряда ксенофобоски настроенных политиков и журналистов России относительно “геноцида” русских, якобы имевшего место в Таджикистане начала 90-х годов прошлого века – это всего-навсего миф. Глупый, нелогичный миф, не имеющий никакой доказательной базы.

Как русский, живущий в Таджикистане и считающий эту страну своим домом, я считаю своим долгом сказать, что никакого геноцида и никаких массовых убийств русского населения в Таджикистане никогда не было. Гражданская война конечно не обошла русских стороной, но мы пострадали от той войны ничуть не больше, а может быть даже и меньше, чем другие национальности нашей страны.

28 comments
  1. Я лично многие таджики никогда брат не считаю. Но тебя лично я брат могу назвать. Мы всегда говорили что не было никаких геноцидов, что мы не обижали русских. Но никто не послушал. Ты русский тебя послушают многие как Жириновский и другие. Клянусь ты настоящий мужик что правду написал.

  2. Вы правильно поступили, что написали ответ. Так как вы сам русский, больше вероятности, что вам поверят. Хотя я сомневаюсь, что такие типы как Холмогоров и Жириновский кому-то поверят. Им вообще наплевать на то, что ложь и что правда. Они занимаются политикой – это грязные махинации. А страдает в результате дружба простых людей, таджиков и русских.

  3. Душанбинцы said:

    Спасибо за правду. Еще раз убеждаюсь в величии русского народа. А в Таджикистане русские – это была особая порода людей – великодушных созидателей. Процветания вам на вашей родине. Мы будем скучать и помнить вас.

  4. Даврон said:

    Спасибо за правду.

  5. Дмитрий said:

    Я русский из Таджикистана, из Ходжента, уехал в 2000-м году, сейчас живу в Москве. Нас, русских, выгоняли оттуда. Еще в середине 90-х говорили, что мы оккупанты, нас ненавидели. Я уж точно не по своей воле уехал, меня выгнали. Там был настоящий геноцид русских, убивали тысячами. И сейчас русским не дают там жизни. За использование русского языка штрафуют.

    • Дмитрий, побойтесь Бога! Я бы еще понял, если бы Вы говорили это о Курган-Тюбе или Душанбе, но уж точно не о Ходженте. Кто Вас там называл оккупантом? Перестаньте нести чушь.

      С чего Вы взяли, что “убивали тысячами”? Где Вы это прочли? Сами трупы видели? Где массовые захоронения?

      Про то, что сейчас там русским не дают жизни – это тоже преувеличение. Сейчас не жают жизни ВСЕМ, кто не таджик из Куляба. У таджиков из других регионов, а тем более у узбеков и памирцев, ситуация еще хуже. Никогда не слышал, чтобы за использование русского языка штрафовали. Да, чиновников заставляют писать и говорить на таджикском языке, но про штрафы я ни разу не слышал. А на улице, на рынке, в магазине, где угодно – говори хоть на китайском, всем все равно

  6. Майя said:

    Здравствуйте. Не знаю вашего имени, я полностью поддерживаю Вас в этом вопросе. Я в данный момент проживаю в Москве, но всю гражданскую войну я прожила в Душанбе и на своём опыте знаю, как было дело. Это началось ближе 11 часам дня. Нас всех отпустили домой, я вместе со своим коллективом, а в коллективе у нас 50% русских, пошли вдоль дороги. По пути нам повстречались молодые ребята, которые были обкуренные. Они пытались нас остановить, но мы побежали, вслед нам полетели огромные камни. Я пошла другой дорогой и меня остановили и стали спрашивать какой я национальности. Я подумала: Скажу таджичка – изнасилуют, скажу армянка тоже что-нибудь будет и сказала, что я азербайджанка и меня отпустили. По дороге я увидела, как ребята остановили машину Жигули, в машине сидела русская семья, (мать, отец и ребенок), их выгнали и забрали машину. Дальше я увидела остановили ЗИЛ. За рулём сидел таджик, рядом сидела русская белокурая женщина, они залезли на машину и требовали отдать ЗИЛ, на что водитель не реагировал. Что было дальше я не знаю, я уже добралась до дому, хорошо рядом работала. Но я знаю, что наши таджички во много раз пострадали, многие девушки идя с университетов домой, бросались с моста или были изнасилованы. В данный момент очень ценятся русские специалисты. Я в Душанбе проживала до 2004 года и когда нам нужно было вызвать даже того же электрика, если в объявлении русское имя, мы его вызывали и так все наши соседи обращались. Многих знаю, которые в России не найдя ничего, вернулись обратно. А уезжали русскоязычные и ещё потому что был принят Государственный язык – таджикский, а второй Государственный – русский. Все должны понимать, в случае какой нибудь катастрофы люди пытаются выехать с этих регионов, это политика и ничего с этим не поделать.

    • Согласен с Вами. К сожалению, когда говорят об истории гражданской войны в Таджикистане, очень редко анализируют роль преступных группировок и их вклад в то, что произошло в начале 90-х годов. В том же самом Душанбе с конца 80-х годов молодежные преступные группировки поделили весь город на “сферы влияния”. Политическая разруха и слабость власти после независимости создали для этих молодчиков уникальную возможность творить все, что им захочется. Рэкет и “крышевание” стали обыкновенным делом. И если главы этих группировок хоть как-то старались не допустить выхода ситуации из-под контроля, рядовые члены этих групп пользовались слабостью власти в личных выгодах: мстили кому-то, грабили, насиловали девушек. Любая война всегда приводит к появлению особых групп людей – МАРОДЕРОВ.

  7. Tolib said:

    Ya viros v Gissare, v dome gde russkih bilo dazhe bolshe chem nas tadzhikov. Nikogda mi russkih ne ubivali, ne obizhali, ne nasilovali, ne grabili. I oni nas ne obizhali. Kogda voyna nachalas vse pochti uehali. No ih nikto ne vigonyal, oni uehali potomu chto raboty ne bylo, deneg ne bylo, hleba ne bylo, vezde boeviki pespredelnichali. My pomogali im gruzit konteynery i plakali, kogda oni uezzhali. I oni sami plakali, ne hoteli uezzhat. Ya uveren chto nikto iz nih nikogda ne skazhet chto tadzhiki ih obideli ili vignali iz strany. Takoyo vran’yo tolko suki tipa Zhirinoviskogo podnimayut. Posle etogo skandala ya u moih odnoklasnikov russkih rebyat kotorie uehali v Rossiyu sprashival oni soglasni s Zhirinoviskim ili net. Oni govorili chto net my ne soglasni, ok kozyol i ego ne nado prinimat v seryoz. Ty vse pravilno napisal.

  8. Да, Вы правильно написали. Я помню, когда русские начали уезжать, их соседи-таджики помогали им собирать вещи и грузить контейнеры. Это один из примеров того, что отношения между русскими и таджиками были совсем не такими, как г-н Холмогоров и г-н Жириновский хотят, чтобы мы считали.

  9. maikl said:

    Урод ты……да я постоянно дрался с ними, постоянно и подоплёка одна – ты русский!!! и Нацики их начиная с 86 постоянно грозили, а с 90 в открытую, попу свою оторвать надо было посмотреть как не убивали….в пяндже, кулябе, курган тюбе…….

    • С кем Вы постоянно дрались? С таджиками? Из-за того, что Вы русский? Где это было? Я ходил в школу в Ленинабаде и Душанбе. Драки конечно случались, но уж точно не из-за того, что кто-то был русским, а кто-то таджиком.

      “Нацики” Вам грозили, начиная с 86 года? Вы шутите? В 1986 году им бы за такое яйца отрезали КГБ-шники.

      Все пустые слова. Что именно произошло в Пяндже, Кулябе и Курган-Тюбе? Когда?

    • Не надо врать! said:

      в кулябе? точно ты никогда сам в тадж не был если так говоришь. в кулябе власть держал сангак сафаров. он никогда никому не позволял русских семей трогать и ему оружие давали русские военный из 201 базы. в пяндже русские пограничники были. кто мог там русских трогать? если что-то было то в кургантюбе когда ваххабиты там захватили.

  10. Татьяна Ярилова said:

    Здравствуйте! Меня зовут Ярилова Татьяна. Я почти 20 лет проработала геологом в Таджикистане. Жили мы с семьёй в Чкаловске, Ленинабадская область. Мы уехали в 92-ом году, тогда очень много русских семей уехало с Чкаловска. Хочу сказать, что нашу семью никто не выгонял, и убить нас тоже никто не пытался. В Чкаловске вообще таджиков было очень мало, большинство жителей были русскими или русскоязычными (украинцы, татары и т.д.). Да, были случаи, когда мой сын дрался с ребятами-таджиками в школе, когда его обзывали “урус-кукуруз”. Но это обыкновенное ребячество – он точно также дрался с русскими ребятами и точно также называл таджиков “таджик-шашлык”.

    Русские и таджики тогда дружили друг с другом. Нас, русских, очень сильно уважали. Я много читала и слышала, что везде на севере Таджикистана была именно такая ситуация, а на юге бывали и погромы, направленные против русских, особенно в Курган-Тюбе. Не знаю, насколько это правда, судить не берусь. Никто из моих знакомых от таких погромов не пострадал. Не знаю, что именно происходило в Душанбе в 91, 92 и 93-м годах, но, начиная с 94-го года, я постоянно посылала сына к бабушке в столицу на лето. Посудите сами, если бы ему там действительно что-то угрожало, ну разве бы стала я, мать, отправлять его туда? И разве могло русскому мальчику в Душанбе быть безопасно в 94-ом году, если бы в 92 и 93-ом русских там убивали? Я так не думаю.

    Вы правильно говорите, что это была война, и без жертв конечно же не обошлось. Естественно были жертвы и среди русского населения. Многие таджикские мальчики хотели дружить с русскими девушками, и наверняка в разгар войны были изнасилования. Но этим занимались преступники, а рядовые таджики, большинство населения, оставались нормальными, воспитанными людьми, и никого не убивали и не насиловали.

    • Спасибо, что поделились воспоминаниями, Татьяна. Я тоже жил в годы войны в Душанбе, и никто меня не пытался убить (хотя конечно легко могли убить какие-нибудь бандиты, если бы я не был осторожен).

  11. У меня, сына русской женщины, очевидца и участника событий 90х… нет слов, но я все же скажу. В истории изложенной ниже, нет ни слова художественного вымысла, а тем более лжи! Клянусь своей седой бородой и мужской русскотаджикской честью! Если я вру пусть меня постигнет презрение Великих народов – русского и таджикского!!!…

    На моей многострадальной Родине, начиная с 1992 года, шла гражданская война, жить было очень тяжело. Наш большой брат Россия, была в огне перемен, все экономические связи развалились… царил беспредел, который всегда сопровождал все революции и гражданские войны.

    Я в то время жил в Душанбе, в центре города, в тихом переулке, на задворках Министерства финансов, в двухэтажном доме с фанерными потолками. Наш переулок был настоящий… тихий центр. Этому способствовало то, что переулок был глухим, без прямого проезда. Был боковой проезд, который вёл к Сельхозтехнике и городской прокуратуре, транспорта было мало, домов в проезде всего пять, максимум четыре этажа, минимум два.

    В то время, которое я хочу описать, стоял холодный, бесснежный январь. В город под командованием Сафарали Кенжаева, ягнобца, бывшего прокурора по железнодорожному транспорту, будущего спикера парламента Республики, убитого впоследствии террористом и Рустама Абдурахима, полевого командира, убитого и сожженного чуть позже оппозицией, в топке, на третьей автобазе, вошла группировка, задачей которой было: отстоять Республику от засилья исламистов. Прорвавшись в город, они заняли Дом Радио и оборонялись, ожидая подхода будущего председателя Народного фронта, отца нашей демократии, Сангака Сафарова, земля ему пухом!

    Оппозиционеры установили по центру средней аллеи улицы Ленина г. Душанбе крупнокалиберный пулемёт и постоянно простреливали всю улицу от Верховного Совета до кинотеатра «Ватан». Я жил, примерно, посередине этого участка, за Министерством сельского хозяйства. Хлеба не было несколько дней, моя мама была в Рязани, дочь с женой тоже, отец жил на Профсоюзах, в нескольких остановках троллейбуса от моего дома. Транспорт не ходил, бензина не было. Второй хлебозавод находился недалеко от моего дома, примерно в километре.

    Я решился, одел халат, подаренный мне на одном из туев, трёхцветный, красно-бело-зеленый, чабанский… Борода у меня была наполовину седая. Выйдя в переулок, увидел соседок, их было пятеро или шестеро. Кроме семьи Сангиновых и Гени Литвиновской в моём переулке в то время жили, исключительно, русские люди.

    Увидев меня в халате, тётки запричитали: Алексей на войну что ли забирают? Я ответил, что хочу за хлебом сходить, на завод. Они всполошились, я пошел по направлению к улице Ленина. Сзади услышал крик “Леша постой”! Меня догнала одна из соседок «Возьми нас с собой»! Я согласился, мы стали ждать остальных. Через несколько минут они подошли, все повязали платки, обули туфли, взяли сумки. Я шел в резиновых галошах на шерстяной носок. До улицы Ленина было метров 60. Мы прошли помойку, контору “Сельхозтехники “, приемную прокурора города и вышли к улице Ленина.

    Пулемет не смолкал, изредка в магазине попадались трассирующие пули и тогда перед нашими глазами проносились огненные шмели, которые было отчетливо видно, даже днём, а было часов 11 утра, они были ярко видны. Пулемет бил беспрерывно. Я не военный, хотя и сын военного, но понял: стреляли не прицельно, а так сказать для острастки. Судя по трассирующим пулям, высота их полёта от земли была на уровне груди взрослого, среднесортного человека, где то 120-130 см. от земли и не менялась. Перерывов у пулемёта почти не было, нагнувшись, я подобрался к дороге. В бетонном лотке обочины на спине лежал молодой парень, на груди его паспорт, на открытой странице было указанно… узбек, место рождения: Регар. Вернулся к тёткам, они сидели около большого чинара под стеной Министерства сельского хозяйства, лица не испуганные, но потемневшие. На немой вопрос, что и как я промолчал. Пулемёт затих и мы, пригнувшись, пошли к дороге. Улица Ленина состоит из двух тротуаров, двух полос движения, разделенных еще одним тротуаром и зеленой зоной по обеим сторонам от него, именуемым в простонародье “средняя аллейка”. Общая ширина улицы с проезжей частью метров 30-40. На другой, от нас, стороне улицы, центральный гастроном. Пригибаясь, мы перебежали улицу, пулемёт заработал за нашими спинами, тётки перекрестились! Перед нами возвышался оперный театр. Пройдя вдоль гастронома, мимо летнего ресторана “Памир”, самого ресторана “Памир” увидели у входа в гостиницу человека в защитной форме, он стоял за колонной, украшающей вход в гостиницу Дом колхозника, на одном колене, в левой руке автомат, который прикладом опирался на мраморный пол входа. Повязка на голове бойца была белого цвета, парень внимательно смотрел в сторону крыши, находящегося наискось через дорогу, института “Гипрострой”. Услышав шаги он обернулся к нам, не выказав никакого удивления. По внешнему виду, акценту, я понял – памирец… Прожив и проучившись в Хороге несколько лет я сразу отличал этих парней и знал наизусть этот неповторимый, непередаваемый, певучий акцент. “Царанг” – поприветствовал я! Взглянув на меня, усталыми глазами, он ответил: «Куда»? “За хлебом на завод”… Оглядев моих спутниц и ощупав меня с ног до головы, он крикнул в открытую дверь, что-то по памирски, выслушав ответ сказал: «Идите, но на крыше, напротив, другие люди, спросите разрешения у них» – и вошел в здание гостиницы. Подойдя к крайней колонне и оглядевшись, я окликнул “На крыше?”. Появилась голова в красной повязке, с характерным кулябским акцентом, в тех краях я вырос, спросила меня “Куда?” За хлебом ответил я. Один? Нет с женщинами. Выйдите на открытое место. Мы вышли из-за колонн на дорогу между кинотеатром Дом Колхозника и диетстоловой, в которой в студенческие годы работал мой друг Гера, немец, футболист и, вообще, хороший парень. Гера! Где ты дорогой? Жив ли?

    Оглядев нас голова заставила меня снять халат, а женщин вывернуть все сумки. Национальность женщин и мой патриотический, чисто кулябский халат, успокоили, судя по всему голову и она разрешила нам идти дальше. Мы двинулись вдоль стены института, затем треста “Сантехмонтаж”, школы трудновоспитуемых детей, дома Валамат-зода и вышли на поселок “Стандартный”, где был салон “Бахт” для новобрачных и хлебный магазин. Перейдя, согнувшись в три погибели, улицу Красных Партизан вышли на прямую дорогу, которая вела к хлебозаводу, до него оставалось 200-300м. Впереди не было видно ни души и, я засомневался: работает ли завод?!

    Мы шли по тротуару, улица тихая, дома частные, машин видно не было, людей тоже, собаки молчали. С перекрёстком около хлебозавода было связанно очень много в моей прошлой жизни. Пойдешь направо, моё родное общежитие Политехнического, чуть ближе квартира, на которой я жил первый год после поступления в институт, налево: квартира, где я жил в семье бухарских евреев Мулокандовых, на квартире…. попозже, а чуть дальше на Шота Руставели 35 дом отца моей бывшей жены Наташи. Историческое для меня место, можно сказать. Но нам надо было прямо. Пройдя заводоуправление, мы подошли к хлебозаводу. У стены на корточках, сидело человек восемь памирцев, молодых, бородатых, хорошо экипированных, с автоматами. На другой стороне улицы за деревянным забором около большого, кирпичного, недостроенного дома стояла толпа, было тихо. В основном толпа состояла из женщин с детьми и стариков, молодых мужиков и парней видно не было. Мне было за 50т, я был с бородой и на сколько лет выглядел, не знаю.

    Наша группа вызвала оживленное удовольствие. Старики степенно жали мне руку, прикладывая правую руку к сердцу и поглаживая бороды. Я видел, что они чувствуют и воспринимают меня, как русского и не стал никого разубеждать, ведь в этом есть 50% правды. Женщин моих, русских, окружили, обнимали, гладили и целовали, было до слёз радостно и приятно.

    Нам всё быстро и доходчиво объяснили: ждали хлеб. Народу было человек 500т, если не больше. Ребята с автоматами встали и разошлись, образуя полукруг, в середине которого были мы. Ворота завода открыл один из них. Из ворот выехало 3 или 4 машины с будками, на которых было написано: ХЛЕБ!!! Машины развернулись к нам задом, водители вышли и подошли к задним дверям будок. Автоматчики подняли оружие вверх.
    Когда открыли дверцы будок машин, внутри стали видны деревянные поддоны, полные хлеба. Хлеб был горячим, запах ударил в нос. Над толпой пронесся вздох и, она двинулась к хлебу. Стало тесно и душно, несмотря на мороз. В уши ударила автоматнаяочередь, потом еще и еще. Один из автоматчиков залез на что-то, чтобы его было видно и на русском языке объяснил “Надо приготовить деньги, потом будет хлеб”. О деньгах я совсем забыл и, кроме того, что было в кармане тренировочных штанов: носового платка, у меня ничего не было. Деньги в обиходе были советские, других тогда еще не напечатали. Я обернулся к своим товаркам: деньги!? Они протянули мне деньги сказав, стойте здесь, а то задавят, я двинулся в кучу. Примерно лет в 45 я бросил пить и курить, познакомился с парнем, его звали Дима, несмотря на его юный возраст и разницу между нами в 20 лет, мы ладили. Он окончил Ленинградский университет, рожден был от таджика и полячки, короче брат мне по крови, он то и приобщил меня к культуризму, я стал заниматься регулярно и во время описываемых событий жал лёжа 95-100кг. Весил 91кг. Короче был в неплохой форме. В последствие отца Димы назначили Министром иностранных дел республики, я с отцом Димы лично не знаком, но уверен, что это достойнейший человек, судя по сыну. Дима привет тебе и сто лет жизни!….

    Короче, я считал себя крепким мужиком и был уверен в себе. Меня смяли и отбросили как щепку, стоял гул и стрельба. Пробиться к машинам, я не смог. Подумав, подошел к одному из автоматчиков и в момент, когда он, выпустив последний патрон в воздух, менял магазин, попросил: Помоги!?

    Ты с русскими женщинами пришел,… спросил он?! Сам откуда? Я глядя в его глаза сказал, я шурабадский! Он улыбнулся. Не ври, ты русский и подняв автомат выстрелил из подствольника, в стенку недостроенного дома. Хлопок привлёк внимание водителя ближайшей к нам машины. Показав ему наши деньги, он кивнул на меня, показав на пальцах один поддон, водитель кивнул, до меня от него было метров 12ть. Он бросал буханки, а я ловил, толпу отсёк автоматчик с деньгами. Всего я выловил 16 буханок черного, горячего хлеба. Складывать было некуда и я сложил хлеб, кучкой, на асфальт… Ко мне уже бежали три моих спутницы, волосы их растрепались, при стрельбе они петляли и приседали. Сложив хлеб в сумки, мы пошли восвояси. Сзади гудела толпа, издалека мы стали различать отдельные фразы, судя по голосам, кричали в основном дети и женщины: просили хлеба.

    На обратном пути приключений почти не было, кроме того, что мы отдали буханку хлеба памирцу с автоматом и нам с институтской крыши спустили бечевку, а я привязал на неё буханку, предварительно завернув её в кусок картона поднятого с земли, хлеб был горячий, мягкий и легко сминался бечевой.
    Пулемет, как ни странно, отдыхал! Как опытные ‘разведчики’ мы перебежками преодолели огневой рубеж первый и, надеюсь, последний в моей жизни. Стали прощаться у моего дома разделив хлеб, все без исключения меня поцеловали и погладили.

    Я прожил здесь почти 30лет, знал их в лицо, встречался почти каждый день, а за 3и часа похода за хлебом узнал их всех заново, как и они меня. После этого при любой встрече они целовали, гладили меня и, глядя мне в глаза,… плакали. О чем? Я могу только догадываться…!!!

    P.S. Русские люди, мы – таджики, как любили, как уважали ВАС, так и любим, так и уважаем, до сих пор… Этому научили нас наши отцы и деды, меня этому научил мой 90 летний отец, а любить Таджикистан меня и всех нас учить не надо, это заложено в наших генах! И тот, кто не хочет понять, что нам, таджикам и русским… не жить, друг без друга…или дурак, или враг!!!

  12. Сабзина said:

    Спасибо Вам большое за правду. Я как памирка Вам благодарна за то, что Вы описали всю правду. Когда бежал дядя со своей семьей к нам в Хорог, за его квартирой в Душанбе на 33 микрорайоне на протяжении всей войны смотрела РУССКАЯ женщина. Несколько раз пытались взломать квартиру, но именно она не давала никому туда поселиться. Разве такое возможно было бы, если бы в Таджикистане убивали русских просто за их национальность? Разве после тысячи таких историй можно удтверждать, что там был геноцид?

  13. Valeriy said:

    Да таджики не притесняли русских, они их просто убивали и прятали под землю, так в Курган-тюбе пропали мой дядя Михаил Федорович Захарченко и его семья , мои двоюродные братья и мы теперь должны любить таджиков за их заботу о нас, да за одного невинно убитого человека надо вырезать весь их род, тогда они будут уважать нас, а ты Холмогоров что то поешь не ту песню

    • Что-то слабо верится в историю с пропажей целой семьи. Дайте их имена и адрес, где они жили, и я попытаюсь выяснить, что именно произошло и является ли Ваша история правдивой. У меня много друзей – этнических русских, которые в годы гражданской войны жили в Кургане. У них семьи не пропадали и под землю их никто не закапывал.

  14. andreas said:

    Интересно, а почему этот “русский, живущий до сих пор в Душанбе” ни разу не говорит о том, что основные трагические события вокруг русских в Таджикистане имели место быть не в период гражданского противостояния (1992-1997), а в феврале 1990 года в Душанбе? Меня на тот момент в Таджикистане не было, да и сейчас я не там. Но, знаю это вот откуда: http://golos.ruspole.info/node/2627
    Там приводятся не общие расплывчатые формулировки и фразы, а КОНКРЕТНЫЕ ФАКТЫ притеснений и унижений русских. Почему то об этом никто не говрит, а стоило бы.
    Это- не клевета в адрес таджикского народа (к которому я отношусь более чем хорошо), а факты, подтверденные очевидцами. Я не хочу никого обидеть или задеть чьи-то национальные чувства.

    Кроме того, есть и такие факты:
    ………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………….
    Дорогой, Вы с русской мамой в каком районе жили в 1990 году? Явно не в Душанбе. А я вот жила в Душанбе и до сих пор помню февраль 1990 года. И
    не надо путать это с гражданской войной, которая началась осенью 1992
    года. А февральские события 1990 года в Душанбе имели ярко выраженный
    антирусский характер, Заходили в автобусы, троллейбусы молодые таджики,
    за волосы вытаскивали лиц нетаджикской внешности, кидали на асфальт,
    топтали и пинали ногами, женщин заставляли раздеваться и при всех
    насиловали, а мужчин – камнями забивали. Я сама лично это видела и
    другие подробности можете посмотреть в поисковике “Февральские события
    1990 года в Душанбе.” И все, что там написано – это правда. Я жила на
    Испечак-2 ., таджики, зная, что бьют русских, вдруг все дружно вывесили
    свои курпачи (национальные одеяла) сушить на перила балконов (в феврале
    месяце!), а с той стороны дома, где нет балконов, через форточки
    вывесили таджикские атласные тряпки. Это был опознавательный знак – “Мы –
    свои”. А ночью ходили таджикские парни и били стекла там, где не было
    тряпок. Били стекла машин, если водитель был не таджик и т.д.и.т.п. Мы
    все были в ужасе, таджики показали свое истинное лицо. Были лозунги:
    “Чемодан – вокзал – Россия” и т.п. Русские погромы продолжались
    несколько дней, пока не ввели войска. Некоторые русские начали уезжать
    уже в конце февраля, но многие ждали окончания учебного года своих детей
    и уезжали летом 1990 года. А гражданская война повторяю, началась
    осенью 1992 года, к тому времени более 70% русских уже уехали, но на
    заборах были надписи: “Русские, не уежайте, нам нужны рабы”. После
    отъезда большинства русских оказалось, что между таджиками куда более
    серьезные противоречия и началась борьба за власть, когда таджик убивал
    таджика.Оставшихся русских бить стало неактуально, так как они не
    участвовали в борьбе за таджикскую власть и поэтому их не трогали.
    Февральские события 1990 года таджики не любят вспоминать, это позорная
    страница в их истории, они говорят обобщенно про годы гражданской войны,
    когда они сами пострадали, а русские не забудут февраль 1990 года. Не
    надо путать: отдельно мухи, отдельно котлеты. Февральские события 1990
    года – таджики против русских, гражданская война 1992-1997 гг- таджики
    между собой.
    …………………………………………………………………………………………………………………………………………………….

    Нашел здесь: http://kommari.livejournal.com/1450234.html?nojs=1

    Что на это скажете?

    И еще некоторые свидетельства событий ФЕВРАЛЯ 1990 ГОДА В ДУШАНБЕ (не путать с периодом гражданской войны 1992-1997!!!):

    эпизоды из жизни Душанбе 1990 годов
    ……………………………………………………………………………………………………………………………………….
    – Микрорайон на окраине города. В многоэтажном доме практически все
    русскоязычные, но уже в некоторых квартирах заселяется народ из
    кишлаков. Вечер. Человек десять русских подростков сидят и слушают
    Патрисию Каас. Музыка звучит на весь двор. Неожиданно к ним подходит два
    взрослых таджика и требуют выключить “русские песни”, потому что
    дескать тут Таджикистан и песни должны быть таджикские. Таджики здоровые
    и злые мужики и поэтому подростки ретируют и отключают звук.

    – еду в автобусе, на сиденье сидит русский мужик, над ним наклонясь едет
    таджик. Много народу. Таджик периодический задевает русского по голове.
    На 10 раз тот не выдерживает и просит так не делать. Таджик неожиданно
    взрывается – “Ты такой сякой, мать твою растак. сиди алкаш тихо или
    уматывай в свой расей.” Русак отворачивается и дальше едет молча.

    – звонок в дверь. Я 17 летний пацан иду открывать. На пороге 3 или 4
    молодых таджиков. Спрашиваю “Вам кого ребята?”. Отвечают – “Тебя”.
    Быстро закрываю дверь. Ломятся минут 5 потом уходят.

    – ночью увидел в окне какие-то странные огни и рев бульдозера. Утром
    очень удивился увидев несколько БТР около дома. Оказывается военные
    подогнали их чтобы охранять свои дома. строим баррикаду около домов что
    выходят не центральную улицу. Взрослые мужики ночью жгут костры и
    дежурят по очереди. Милиция просит расходиться, а военные говорят о том
    что ситуация херовая – надо сопротивляться. Ходим помогать взрослым и
    носим белые повязки. Иногда по центральной улице видны торопливые толпы
    таджиков в чапанах с палками. К нам не суются. Центр города в весь в
    танках.

    – эпизод из детства год наверно 1982. Иду по улице. Впереди по улице
    стоит взрослый таджик с пацаном моего возраста. Увидев меня что-то
    шепчет своему сыну. Тот понимающе кивает головой и с ненавистью смотрит
    на меня. Когда я прохожу мимо него вдруг бросается на меня и пытается
    ударить. Таджик одобряюще кричит – “Офарин” и пытается плюнуть в меня.
    Убегаю от обоих.

    – похороны. Траурная процессия машин по дороге на кладбище. После
    разворота с Айни в стороны кладбища останавливаемся на несколько минут
    около кишлака для каких-то формальностей. К машине с покойником сразу же
    подбегает куча малолетних таджичат и начинает громко крича лезть на
    борта грузовика чтобы посмотреть на страшное содержимое. Их не
    останавливают не плачущие родственники ни общий скорбный момент.
    Несколько человек им говорят чтобы ушли, но это только раззадоривает пацанов. Один пытается кинуть камень внутрь машины.
    Видно, что им просто нравиться над нами издеваться. Мы для них ЧУЖИЕ, с
    которыми можно делать все что угодно. Подходит таджик прохожий и громко
    по таджикский говорит им чтобы ушли. Пацаны мгновенно изчезают – СВОИХ
    они слушаются беспрекословно.
    ……………………………………………………………………………………………………………………………………………….

    Дополнение:
    ………………………………………………………………………………………………………………………………………………………..
    Взгляд русского ребенка на февральские события 1990года.

    Помню:
    Как нас детей всех национальностей подняли в тихий час и повели в бомбоубежище. Воспитательницы-таджички были очень напуганы.
    Потом за мной пришла тетя – она училась недалеко, в университете. Где-то
    стреляли. Потом помню маму, которая бежит на встречу с заплаканным
    лицом, и видя меня падает на колени. Я не понимаю почему.

    Сижу дома. За дверью мужчины с автоматами. Они пришли в семью моей
    подруги Вики – у нее отец афганец. Дедушка велит сидеть тихо. Отца Вики и
    их имущество увозят. Вика, ее мама и брат ночуют у нас. Их били, не
    сильно. Обещали убить нас – если заявим.

    Жили мы на повороте аэропорта. Окна выходят на улицу. Я сижу на балконе. Мимо идут БТР (или что-то в этом роде). Мне страшно.

    Мама уже позже рассказывала, как она возвращаясь по мосту домой чуть не
    погибла. Ехали в рафике. На мосту кардон. Проверяют машины на наличие
    нетаджиков. На глазах всего рафика останавливают машину: там русские
    парень и девушка. Их вытаскивают из машины, избивают, девушку раздевают.
    Оканчивается тем, что их сбрасывают с моста.
    Мама и еще одну русскую женщину ехавшую в рафике, пассажиры (таджики!!!!) прячут в ногах под одеялами. Так и проезжают.

    Мне все равно таджик-русский-еврей-хохол. Надо оставаться людьми. Чего и вам желаю.
    ……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

    P.S. Нашел в интернете.

    • Возможно, некоторые из этих эпизодов действительно имели место. Повторю еще раз: в Таджикистане была ВОЙНА, а во время войны у многих отморозков в руках было оружие. Конечно русские пострадали в этой войне, но уж точно ничуть не больше, чем таджики, памирцы или узбеки.

      Уверен, что часть таких вот “воспоминаний” написана русскими националистами и фашистами для оправдания своего “правого” дела.

  15. andreas said:

    to Русская летопись Таджикистана

    Националистов, фашистов и скинхедов в России никто не поддерживает, на самом деле. Да и разговоров о них больше, чем они того стоят. Их руководители- скорее всего, НЕ-русские.

    Кроме того, Вы опять невнимательно читали. Я говорил не о гражданской войне (1992-1997), а о ФЕВРАЛЬСКИХ СОБЫТИЯХ В ДУШАНБЕ В 1990 ГОДУ. Причем тут война, начавшаяся через 2 года после Душанбинских событий? В период войны (1992-1997) русских, действительно, уже особо не притесняли. А за 2 года до этого- притесняли.

  16. andreas said:

    И еще. Прошу Вашего прощения, что, возможно, утомляю Вас. Но приведу тут еще некоторую информацию, касаемую февраля 1990 года в Душанбе:

    (нашел в интернете в свободном доступе. Это не клевета на Таджикистан, а только факты, и никакой предвзятости).

    Дододжон Атовуллоев: «Коммунисты и КГБ-шники «сдали» половину нетаджикского населения Душанбе»Дододжон Атовуллоев, журналист, таджикский оппозиционер и лидер движения «Ватандор», также рассказал «Фергане.Ру» о том, что он
    помнит и как воспринимает февральские события:

    «Февральские события 1990 года в Душанбе останутся в истории Таджикистана черной страницей, причем страницей непрочитанной. Никто до
    сих пор точно не знает, как могло случиться то, что случилось, не
    названы виновные в тех событиях. Нынешние власти стараются о феврале
    1990 года молчать, вообще не вспоминать – ни плохо, ни хорошо. Даже
    камень, который был установлен на площади Шахидон в память двадцати
    шести невинно погибших людей, – даже этот камень куда-то исчез, и никто
    не знает, кто распорядился его убрать. А ведь на месте этого камня
    сначала хотели поставить памятник…Когда началась горбачевская перестройка, Таджикистан начал бурлить. В людях проснулась надежда, начали выходить новые газеты,
    организовывались митинги – но в этих выступлениях не было ни
    антирусских, ни антиармянских, ни протаджикских настроений. Люди
    критиковали компартию, которая тогда была у власти, были настроены
    антикоммунистически. Тогда еще не было организованной оппозиции, даже
    партий не было никаких, кроме КПСС. В Таджикистане тогда было только
    движение «Растохез» («Возрождение»), и в него входили студенты, молодые
    ученые, цвет таджикской интеллигенции. В конце февраля 1990 года должны
    были проходить выборы в парламент, и многие лучшие люди – журналисты,
    ученые, представители интеллигенции – пошли в депутаты на тех выборах. И
    если бы они были избраны, то в Таджикистане был бы самый демократичный
    парламент. Но после февральских событий всех этих людей – и меня в том
    числе, я тоже шел в депутаты от Пенджикентского округа – обвиняли в
    причастности к февральским погромам и беспорядкам. Душанбе бурлил. А к тому времени уже произошли события в Баку и Тбилиси. И мне кажется, что одной из главных причин февральских событий
    был дикий страх правящей партхозноменклатуры потерять власть.
    Таджикистан мог стать новым очагом беспокойства, и нужно было подавить
    эту новую волну, людей, которые посмели иметь антикоммунистические идеи.
    В моей газете «Чароги руз» было опубликовано сенсационное интервью тогда еще майора КГБ Абдулло Назарова о тех событиях. Сейчас Абдулло
    Назаров – заместитель председателя КНБ Таджикистана. И Назаров тогда
    впервые открыто и от своего имени заявил, что к февральским событиям
    имеют непосредственное отношение сотрудники КГБ Таджикистана во главе с
    тогдашним председателем КГБ Петкелем. Тогда интервью Абдулло Назарова
    произвело эффект взорвавшейся бомбы – он называл многие имена и то, как
    именно КГБ участвовал в февральских событиях. Им нужен был повод для
    подавления движения, представители которого могли стать новой элитой
    Таджикистана. Им нужно было подавить стремление к свободе – а значит, им
    нужны были погромы. И Назаров рассказал, как сотрудники КГБ, сексоты,
    осведомители стали провокаторами тех погромов. Я знаю лично многих людей, которые тогда выходили на площадь перед президентским дворцом. И ни у кого из них не было оружия. Во времена
    СССР вообще оружия у людей не было. А власти стали передавать в Москву
    сводки о народных волнениях, мол, все вооружены, бандиты… Они писали,
    что таджики якобы выступали против российских войск, что нападают на
    военнослужащих, на русскоязычных… Москва была введена в заблуждение. Да, потом уже начался беспредел. Но только после того, как на этом митинге были убиты невинные люди. И если бы из Москвы не прислали
    спецназ, группу «Альфа», если бы Москва не ввела танки – то я не знаю,
    чем бы все закончилось. Слава богу, что тогда удалось это остановить.Ведь что такое был Душанбе в 1990 году? Маленький Париж. Половина населения – таджики, другая половина – русские, евреи, узбеки, татары…
    На одной свадьбе могли говорить по-таджикски, по-узбекски, по-русски…
    Это был интернациональный город, и каждый, кто приезжал из кишлака в
    Душанбе, становился городским жителем… И когда после февраля
    русскоязычные стали уезжать – а это были лучшие, самые образованные
    люди, – то их отъезд стал страшным ударом, от которого Душанбе до сих
    пор не оправился. Сейчас Душанбе – это большой колхоз… Я никого не хочу оправдать. То, что тогда случилось, – случилось стихийно, потому что тогда не было какой-то партии, штаба, откуда это
    все организовывалось, не было лидера, вокруг которого сплотились бы люди
    и указания которого они выполняли. Но страшно, что коммунисты и
    КГБ-шники, стараясь сохранить свою власть, положили на алтарь жизнь и
    безопасность половину нетаджикского населения Душанбе. Провокаторы пускали слухи, что армянам, которых тогда много приехало в Душанбе из Азербайджана, дают квартиры, предназначенные таджикам – а
    ведь таджики по двадцать лет в очередях на жилье стояли… Люди вокруг
    Душанбе жили в страшной нищете, которая сопровождалась огромным
    приростом населения: в одном домике жило по четыре-пять семей.Люди на митинге просили: пусть Махкамов выйдет к народу, пусть объяснит! И если бы он вышел и сказал, что никто ваши квартиры никому не
    отдает, что армян поселили в эти дома временно, по закону
    гостеприимства, потому что у них трагедия, они лишились домов, родины –
    ведь все бы поняли! И не было бы ничего! Когда в аэропорту Душанбе
    стояло два самолета с армянами, которые вылетали в Ереван, Хаджи Акбар
    Тураджонзода говорил, что эти самолеты нужно показать по телевидению,
    чтобы люди успокоились. Мол, они улетают! Но никто не показал эти сюжеты
    по телевидению, об этом не рассказали в газетах.И Махкамов не вышел, напряжение росло. А когда погибли люди, то ситуация стала неуправляемой, толпа пошла громить. И уже забыли об этих
    армянах, громили жилые дома, где вообще жили нетаджики, громили
    магазины, склады… Начался беспредел. Начали свою игру чиновники, которые
    работали в правительстве и занимали не очень важные места, – а им
    хотелось подняться выше. Подключились священнослужители, подключились
    провокаторы. Но надо отдать должное душанбинцам. В том районе, где я жил, недалеко от цирка, – на улицы выходили мужчины, женщины, по ночам разжигали
    костры и сторожили, охраняли свои дома и дома своих соседей-нетаджиков.
    Во многих районах города были созданы такие «отряды самообороны», мы
    ходили, кто с палкой, у кого нож в кармане – и охраняли. Я помню, как
    лучшие представители таджикской интеллигенции ходили по домам и убеждали
    жителей не поддаваться на провокации… И их слушали, потому что эти люди
    обладали авторитетом. Но мы не могли охватить все районы и защитить
    всех. Потом, после событий, мы писали письма в Армению и просили прощения – всем было стыдно. Мы сами потом стали беженцами, мы только потом
    поняли, что такое потерять родину, родной дом. После этих событий все руководство Таджикистана подало в отставку: и первый секретарь РК КПСС, и председатели Верховного совета и кабинета
    министров. Но в Душанбе приехал Борис Пуго – и они все вернулись на свои
    посты.Пуго много знал об этих событиях, но его нет в живых. И Петкель знал, но он тоже уже умер. В Таджикистане осталось два человека, которые
    много могут рассказать о феврале 1990 года – но они молчат. Это Махкамов
    и тогдашний председатель Совмина Таджикистана Хаяев. Но именно потому, что до сих пор неизвестны подробности февральских событий, из февраля никто не вынес никакого урока. А нам нужно не только
    знать эти уроки – нам нужно покаяться. Потому что цена февральских
    событий – не только 26 погибших, о которых сегодня никто не помнит, но и
    гражданская война, потому что после февраля 1990 года народ стали
    делить на «красных» и «зеленых», на «юрчиков» и «вовчиков». Да и о войне, которой тоже скоро двадцать лет, стараются не говорить. Никто не знает, кто герои, кто антигерои, кто враги, кто друзья… Не
    только мировое сообщество, но и сами таджики не знают, из-за чего и за
    что погибли 150 тысяч человек… Ни один генерал, ни один полевой командир
    не покаялся в том, на что обрек свой народ на этой войне. Трагедия,
    если страна не знает своего прошлого. Антиузбекская и антирусская
    истерия, которая сегодня идет в Таджикистане, может стать прологом новой
    катастрофы, которая обрушится на нашу маленькую многострадальную
    землю…»

  17. andreas said:

    Еще.
    Свидетельства офицера Внутренних Войск МВД СССР, принимавшего участие в подавлении погромов в Душанбе 1990 года. :

    Владимир, 24.03.2010

    Я принимал непосредственное участие в подавлении массовых беспорядков в городе Душанбе с 12 февраля 1990 года. Служил в 3-ей
    оперативной бригаде ВВ МВД СССР (город Фергана).Нас сводный батальон
    должны были отправить в город Баку,де с 18 января 1990 года находились
    основные силы бригады,но ночью с 11 на 12 февраля 1990 года подняли по
    тревоге,загрузили в ИЛы ик обеду мы были в Душанбе.При подлете к городу в
    иллюминатор я увидел,что в нескольких местах сильные столбы дыма-горели
    здания. Сразу из аэропорта нас отправили к зданию ЦК компартии
    Таджикистана.К нашему прибытию там уже горело левое крыло и бесновалась
    толпа в несколько тысяч человек.Толпу мы оттеснили от ЦК метров на
    200.Примерно через полчаса появились мусульманские священники и стали
    провоцировать толпу на нападения на нас.Из толпы стали бросать
    проволочные петли (ОЧЕНЬ ХОРОШО СОСКАЛЬЗЫВАЮТ С КАСОК НА ГОРЛО!!!!) один
    рывок-солдат без сознания и его тащут в толпу.А у солдата автомат и
    патроны!! Еле отбили несколько солдат от нападавшей толпы.И тут со
    стороны толпы раздались выстрелы.В соседнем батальоне (Советская
    Армия,кажется из Душанбинского гарнизона) упало несколько подстрелянных
    военнослужащих)В это же время у нас еще двоих солдат поволокли в толпу
    петлями. Когда из толпы начали стрелять с нашей стороны у кого -то нервы
    не выдержали и в ответ дали несколько очередей.Толпа сразу ломанулась
    вниз по спуску- впереди быстрей всех драпали муллы-провокаторы. И
    НАЧАЛИСЬ МАССОВЫЕ ПОГРОМЫ ЕВРОПЕЙСКИХ КВАРТАЛОВ,а ИМЕННО : 32-33-34 и
    других микрорайонов. Вечером нас сняли с охраны здания ЦК и отправили в
    миркрорайоны,где шакалили таджикские банды :насиловали европейских
    девчат,избивали любого мало-мальски похожего на европейца(досталось и
    некоторым таджикам-среди них есть немало и светлых.)Грабили
    магазины,жгли троллейбусы,автобусы,машины.В это время в город были
    выведены танковые части. Разогнав несколько банд в 33 и 34 микрорайонах и
    сдав задержанных погромщиков местной милиции (через несколько часов
    кое-кого из них мы опять отловили на улицах) мы получили сообщение,что
    толпа примерно из 2000 человек движется к 33 микрорайону,громя все на
    пути,избивая людей и поджигая здания.Мы выехали на перехват(нас было
    около 300 военнослужащих). Действовали быстро и жестко – за 15 минут
    уложили всю толпу мордами в асфальт.Начали фильтрацию. Каково же было
    наше изумление,когда мы отфильтровали почти 100 человек городского
    комсомольского оперативного отряда,возглавляемого 20 сотрудниками
    Душанбинского городского КГБ !!! У всех при личном обыске были
    удостоверения личности.А доблестные комсомольцы-оперотрядцы имели и по
    несколько бытылокс бензином.Ялично этих доблестных КГБшников привез в
    МВД Таджикистана и сдал министру.Пока сдавал,как из под земли появился
    незабвенный Петкель. Оказывается его ребята ВЫЯВЛЯЛИ В ТОЛПЕ ПОГРОМЩИКОВ
    ОРГАНИЗАТОРОВ ПОГРОМОВ!!!!!!! Он сразу забрал своих ребят,а министр
    внутренних дел даже не дернулся!!! ВЫВОДЫ ДЕЛАЙТЕ САМИ. Через 2 дня
    меня ,троих бывших со мной офицеров и отделение солдат (кто конвоировал
    задержанных в МВД ) вызвали министр ВД Таджикистана и командующий
    опер.группой ВВ МВД СССР поблагодарили за отлично проделанную
    работу,взяли подписки о неразглашении и ПО ДОБРОМУ посоветовали держать
    язык за зубами. А 16 февраля меня ранили,переломали несколько
    ребер,сломали руку в очередном побоище,затем передвижной госпиталь ВВ и
    20 числа эвакуировали из Душанбе с другими ранеными и
    покалеченными.Да,чуть не забыл,журнал боевых дейстий был переписан
    заново,чтоб не было упоминания о том эпизоде с КГБ. Вот такая история.
    Началось с армянских беженцев,перенеслось на погромы европейцев,а потом
    начали резать друг друга,выясняя,кто есть более истинный таджик.И лапу
    приложило доблестное КГБ, любимая партия(КГБ без нее никуда) и преданный
    комсомол. Между прочим в те времена более половины мулл и прочих
    мусульманских священников были так или иначе повязаны с КГБ.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: