“Шайтан-поезд”: обида и правильные вопросы

У нас в республике любят ругать Россию и обвинять её во всех смертных грехах. Часто заслуженно. Но иногда мы видем соринку в глазу этой самой России, не замечая при этом огромного бревна в своих собственных глазах.

Я имею в виду нашумевшее дело о “шайтан-поезде” Душанбе-Москва. Началось это дело с того, что вице-премьер России Дмитрий Рогозин вместе с главным санитарным врачом Геннадием Онищенко устроили иснпекцию этого самого поезда в середине апреля. Тех, кто хоть раз пользовался услугами железной дороги Таджикистана, вряд ли удивит то, что эти чиновники увидели.

Рогозин и Онищенко были “в шоке” после испекции. Онищенко, как главный борец за санитарию, раскритиковал поезд за несоблюдение минимальных антисанитарных норм, особенно в том, что касается вагона-ресторана и туалетов. Рогозин же был больше всего возмущен тем, что в этом поезде регулярно провозятся наркотики.

“Терпеть это невозможно”, – заключил Рогозин, добавив: “С этим нужно заканчивать”. Онищенко согласился: “Такого безобразия терпеть больше нельзя”.

Те, кто следит за состоянием российско-таджикских отношений, знают, что Онищенко и Рогозин никогда особой теплотой по отношению к Таджикистану не отличались. Рогозин – ярый националист – в своей книге, опубликованной в 2006 г., утверждал, что гражданской войне в Таджикистане предшествовали массовые “расправы” над русским населением (об этом я уже писал в статье “Выдуманный геноцид”). Онищенко в свою очередь неоднократно называл таджикских трудовых мигрантов “рассадниками заразы”, запрещал экспорт “заразных” сухофруктов из Таджикистана и даже называл стихийные бедствия в нашей республике “божьей карой”. В общем, понятно, что оба чиновника “с пониманием” к отвратительному состоянию таджикских поездов отнестись не могли. В итоге они заговорили о необходимости приостановить железнодорожное сообщение с Таджикистаном.

Понятно, что скорее всего, эта самая проверка не по чистой случайности совпала с достаточно проблематичными переговорами по поводу российской военной базы в Таджикистане. Да-да, несмотря на то, что соглашение о продлении срока ее пребывания на много-много лет давно подписано, переговоры все еще ведутся. Душанбе стремится извлечь максимальную пользу из “стратегического сотрудничества” и пока не спешит ратифицировать соглашение. А Москва понимает, что трудовые мигранты – это не только гарант экономической состоятельности Таджикистана, но и гарант безопасности и стабильности в нашей стране (люди не бунтуют, пока у них есть возможность уехать и зарабатывать за рубежом).

В ответ на критику российских чиновников, Таджикистан по привычке “обиделся”.

Вскоре появился подготовленный государственным каналом “Россия 1” фильм “Шайтан-поезд”, который начинается с фразы: “Мы этот поезд называем “Поездом смерти””.

В этом фильме акцент делается уже не не антисанитарное состояние поезда, прибывающего из Душанбе в Москву три раза в неделю, а на роль этих составов в контрабанде героина из Таджикистана в Россиб.

В ответ мы снова обиделись (это мы делать умеем). Наш МИД “выразил беспокойство” тем, что  “высокопоставленные лица РФ посредством СМИ распространяют несоответствующие действительности, клеветнические и оскорбительные инсинуации“. А правящая партия осудила трансляцию фильма “Шайтан-поезд”.

Дальше последовали контр-обвинения. Руководство таджикской железной дороги и даже сотрудник исполнительного аппарата Президента заявили, что причина давления со стороны России вызвана желанием “вытеснить их с рынка” и занять рынок железнодорожных услуг Таджикистана (да-да, у нас оказывается есть “рынок железнодорожных услуг”, который является лакомым кусочком для других стран). А глава таджикской железной дороги Амонулло Хукумов заявил, что возникшие проблемы “носят политический характер”, и таджикские поезда вообще “намного лучше, чем у многих других стран” (не Папуа Новую Гвинею ли господин Хукумов имел в виду?).

Ну да ладно, чиновники обидели и обиделись. Но проблема в том, что многие наши граждане на это купились и стали в Фейсбуке возмущаться относительно “политического давления” и “грязной игры” России.

Это удивительно. Мы сами не готовы признать, что у нас действительно – дрянные поезда, за которые любой нормальной стране в 21-ом веке должно быть стыдно. Хуже того, мы считаем, что постоянный провоз наркотиков в этих поездах – нормальное дело, которое не должно возмущать Россию.

И месяца не прошло с дня проверки Рогозиным и Онищенко, как таджикские поезда снова оказались в центре скандала. На днях в одном из таких поездов нашли 80 килограмм героина. Что будем делать? Снова обидимся?

Пусть чиновники, МИД и правящая партия делают что хотят и обижаются сколько хотят. А нам нужно научиться не кивать покорно головой, а задавать правильные вопросы. Может российские чиновники правы в том, что наркотики поезда из Таджикистана привозят регулярно и систематически? Если так, то кто отвечает за эту контрабанду и наживается на ней? Правильно этот вопрос должен звучать так: кто руководит железной дорогой? (Не буду задавать вопрос: “Чей он родственник?”).

Удивительно, что несмотря на регулярное задержание проводников таджикской железной дороги за провоз героина, никто ни разу не показал пальцем на Амонулло Хукумова – человека, который отвечает за таджикскую железную дорогу в общем. И никто не спросил: “Как это возможно, что поезда таджикской железной дороги регулярно везут в Россию героин? У кого есть доступ к составам и проносу в них специальной техники (так как героин чаще всего прячут с применением сварки)? Кто назначает “провинившихся” проводников? Что они говорят в своих показаниях после того, как их задерживают в России?”

Пока мы будем продолжать покорно соглашаться с тем, что говорят представители власти, и пока не научимся задавать правильные вопросы, “шайтан-поезд” так и будет позорить нашу страну и наш народ. И кто-то продолжит строить шикарные особняки в Душанбе, шикарные дачи в Варзобе, и покупать недвижимость за рубежом.

9 comments
  1. А мне кажется, что вопрос “чей он родственник?” самый важный. Согласна, что глупо сажать столько людей за наркотики и ни разу не задуматься о вине руководства железной дороги.

  2. Еще один вопрос, который нужно задать это “Как всему этому героину удаётся беспрепятственно пересекать границу Таджикистана?”. Где таможенный контроль? Где пограничный контроль? Где АКН и УБНОН? Кто приказывает им отвернуться, когда было бы логично проверять каждый вагон этого поезда с особым усердием?

    • DD said:

      odin uzbak i drugoy ruskiy pizdyat tut. vas kto mneniya sprosil vobshe?

      • andreas said:

        Да нет,- это ты тут как раз откровенно 3,14здишь. И почему ты считаешь, что люди не имеют права иметь свои мнения, отличные от твоего?

  3. DD said:

    Ti suka kuda lezesh tebya kto sprosil? Mi sami s etim razbiratsa mozhem bez ruskih

    • andreas said:

      А ты, сука, куда лезешь?! И кто тебя спросил?!
      Ты говоришь, что вы, дескать, сами можете разобраться без русских. Только почему-то не видно пока результатов этих ваших “разбирательств”.

  4. Олег надеюсь вы не против что Азия-Плюс использовала ваш блог на своем сайте

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: