Archive

Русские

Около месяца назад я уже писал о нападках на русскоязычную прессу в Таджикистане. После нашумевшего процесса против газеты “Азия-Плюс” и журналиста Ольги Тутубалиной я долго думал: писать мне об этом или нет. Наверно, писать все-таки не буду. Уже много умных людей высказались по этому делу.

Скажу лишь одно: мне лично кажется, что этот процесс – продолжение кампании против независимой русскоязычной прессы. Этим делом власти пытаются убить сразу нескольких зайцев.

Посему, просто помещаю в своём блоге вот эту картинку (прошу прощения за то, что не указываю имя автора – имени этого я не знаю, а картинку взял в “Одноклассниках”).

BgIlx4fCAAEGepb

Advertisements

Не моё. Беру у Харсавора.

Перепечатываю пост Михаила Романюка, талантливого таджикистанца, с Фейсбука (надеюсь, он не против). Пост касается все тех же лингвистических баталий в социальных сетях.

Современный Таджикистан, как свяжется твоя дальнейшая судьба?

(размышления, не претендующие на правоту).

За тысячу лет, человечество сделало огромный шаг в развитии. Самыми передовыми государствами оказались те, в которых религия отошла на второй план, и ее заменила конституция, охраняемая законом. Локомотивами развития оказались те государства, в которых поддерживались наука и экономическое развитие.

Язык оказался важнейшей составляющей успеха развития государств. Не громоздкий и структурно сложный, а очень практичный, ясный и легко передаваемый в любом виде. Это английский язык. Если восточные языки, это языки поэзии, языки красивые, но сложные, то современный английский это язык бизнеса и технологий. Конечно, сейчас человечество уже прошло этап, когда использование сложных языков в современной технике было ограниченно. Сейчас вы спокойно можете пользоваться арабским или китайским языком на большинстве устройств для потребителя. Однако в глубине этих устройств лежат все те же принципы практичности.

Современный мир движется семимильными шагами в будущее и только самые развитые государства могут позволить себе быть на передовой развития. Английский язык стал базовым в этом развитии. В изучении, записи и передаче информации о достижениях. Кроме англоговорящих, поддерживать плотное информационное поле о современных технологиях могут позволить себе лишь некоторые государства. Европейский Союз, Россия и Китай это основные информационные узлы в таком поле. Таджикистан, созданный в Советском Союзе, традиционно использовал русский язык для перенятия технологий. Сейчас используются как русский так и английский языки. Владение обоими языками способствует перенятию знаний в более быстром темпе.

Россия, после распада СССР, показала себя как государство, в котором мораль и культура оказались не столь высоки. В обществе правит идол денег. Однако Россия оказалась эффективной в поддержании информационного потока о технологиях и развитии, особенно в сфере вычислительных и потребительских устройств, программирования, энергетики, космонавтики и др. Поэтому отказ, от русского языка, это скорее обиженный жест, который не даст положительных результатов, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективах. Для общества было бы намного полезней изучение как можно большего количества современных доминирующих языков. Поэтому изучение русского и английского языка в школах даст больше потенциала для будущего развития.

Конечно, современный таджикский язык это не совсем тот, на котором писали великие поэты прошлого. Однако современный Таджикистан это не часть уже не существующей, великой персидской империи. Современный Иран и Афганистан, это, к сожалению, государства, которые кроме общей древней культуры имеют и современную, очень отличную от нашей, историю, культуру и религию. Кроме того, политика всегда превалирует над культурой. Поэтому тесный союз с Ираном и Афганистаном будет не более чем расширением политического влияния Ирана. А полное объединение станет концом существования Таджикистана. Таджики, по сути, потеряют свое государство и станут меньшинством в другом государстве. А простое культурное объединение, посредством перехода на вязь отдалит Таджикистан от северных соседей и сделает частью нестабильного, мало развитого региона, в котором Таджикистан останется маленьким и слабым государством. Целые поколения окажутся за бортом государственности. А новые поколения столкнутся со многими сложностями изучения, по сути, нового для государства языка. Отскок в развитии и образовании в таком случае неизбежен. Кроме того нельзя забывать, что современный Таджикистан это многонациональное государство.

Современный Таджикистан это республика, созданная Советским Союзом. У нашей страны есть история современной культуры, проявившаяся в поэзии, литературе, кинематографии и науке. Мы можем отказываться от современной России, но мы не можем игнорировать историю СССР, ее положительные стороны, такие как всеобщее образование и развитие.

Люди, желающие перейти на персидскую вязь и отказаться от использования русского языка вообще, отказываются от современного и советского Таджикистана. Они желают вернуться на тысячу лет назад, во времена великих поэтов, достояние которых принадлежит всему человечеству. Но практичность такого перехода в современном мире весьма сомнительна. Преемственность древней культуры не обязательно должна проявиться через такой болезненный для современного Таджикистана переход на древний язык. Для Таджикистана гораздо важнее преемственность культуры ремесленников, использующих и трансформирующих древнее искусство. То, в чем преуспели соседние государства, не использующие вязь для письменности.

Кто знает, как бы сложилась судьба этой территории, если бы она не вошла в состав СССР? Люди жили мирно в течение тысяч лет, без границ. Однако в современном мире это не возможно. Кто знает, получили ли бы таджики возможность называться таджиками и построить своё государство. Нам нужно ценить то, к чему мы пришли, что имеем. И делать шаги вперед.

Михаил Романюк
12 февраля, 2014

Уже давно не секрет, что аудитория русскоязычных СМИ в Таджикистане (как и во многих других странах бывшего Советского Союза) стремительно сокращается. Еще десять лет назад газеты на русском языке были основными независимыми игроками на медийном поле страны. Но ситуация поменялась по вполне объяснимым причинам. Во-первых, спрос на эти газеты упал (ну, по крайнеу мере относительно газет на таджикском языке). Во-вторых, поднабрались профессионализма и финансовой грамотности (в части выбивания грантов и получения щедрой донорской помощи) СМИ на таджикском языке.

Понятно, что налицо тенденция к дальнейшему сокращению аудитории русскоязычных газет. Еще лет через 10 таких газет либо вообще не станет, либо останется один-два “динозавра”. Это нормальный, органичный процесс.

Но ненормально то, что власти (по крайней мере, отдельные органы власти) стремятся искуственно вмешиваться в этот процесс, способствуя уничтожению русскоязычных газет раньше времени. Например, недавно представитель Комитет по языку и терминологии заявила, что самая популярная газета на русском языке, “Азия-Плюс”, должна выпускать 30 процентов своих материалов на таджикском языке. Юристы уже дали оценку этим заявлениям: бред, не имеющий под собой никакой законной основы.

Но дело даже не в законе. На него наши власти не всегда обращают внимание. Дело в другом. Зачем Комитету по языку вдруг понадобилось вмешиваться в редакционную политику “Азии-Плюс”? Статус русского языка как языка межнационального общения у нас в стране еще никто не отменял, и выпуск газеты полностью на русском языке не противоречит никаким законам страны. А выпускать газету на двух языках – это ведь настоящий бред!

Наверно стоит рассматривать заявление Комитета по языку в свете недавних заявлений о неприемлимости “русских” фамилий. Власти зачем-то пытаются ускорить и без того неизбежный процесс “дерусификации” Таджикистана.

Мне кажется всем русскоязычным гражданам и представителям русскоязычных СМИ Таджикистана необходимо объединиться и дать отпор наиболее рьяным националистам в правительстве. Пусть лучше занимаются газетами на таджикском языке и делают их более профессиональными и читабельными, а в дела русскоязычных СМИ пусть не лезут.

Очень нужное и своевременное интервью. Кулакова все разложила по полочкам.

Вера Кулакова-Браннеруд: Русскоязычная аудитория сокращается в большинстве постсоветских стран

Идея интервью с генеральным директором телерадиокомпании «Ватан» (Таджикистан) Верой Кулаковой возникла после обсуждения в социальных сетяходной из статей проекта «Окно в Россию», посвященных Государственной программе переселения российских соотечественников. Однако, как всегда, в беседе с умным собеседником, разговор вышел за рамки означенной темы и затронул иные, не менее интересные, пусть и не всегда лицеприятные вопросы

 – Идея нашего с Вами интервью возникла после обсуждения в социальных сетях статьи о переселении российских соотечественников из-за рубежа в Россию. Вы сказали, что очень много людей хотело бы переселиться из Таджикистана, но не хотят ехать в предлагаемые места. По каким причинам возникает желание уехать? И вообще что говорят по этому поводу сами желающие уехать?

– Что касается Программы переселения российских соотечественников, то у меня о ней сложилось достаточно позитивное мнение. Несколько моих друзей и знакомых приняли в ней участие. Четыре семьи успешно переселились, а две – не прошли по критериям отбора.

В 2012 году, когда ходили разговоры о закрытии Программы, ощущалась некая паника. Люди опасались, что не смогут воспользоваться возможностью уехать в Россию. Много желающих среди коренного населения, но чаще именно им и отказывают. Но больше в принципе и некому участвовать, учитывая, что людей, относящих себя к русским, практически не осталось. Знакомые, кстати, до сих пор горюют, что не прошли отбор.

Считаю это хорошим знаком для Программы. Повторюсь, Программа, по крайней мере, в Таджикистане, востребована и интересна людям…

Недавно таджикские СМИ разместили новость, в основе которой лежал сюжет 5-го российского канала о таджике-переселенце, который уехал по Программе переселения соотечественников в Еврейскую автономную область и успешно учит детей в поселковой школе английскому языку. Это замечательный пример того, как российские журналисты могут формировать общественное мнение в отношении переселенцев в самой России. Это основной момент, т.к. люди, живущие в маленьких городках и поселках, настороженно относятся к чужакам.

Для многих основная мотивация – это получение российского гражданства. Но для меня до сих пор остается загадкой, почему человек по фамилии Иванов или Васильев, у которого в таджикском паспорте написано, что он русский, а его бабушки и дедушки в свое время приехали помогать молодой советской республике, так вот почему эти люди мучаются и не могут получить гражданство РФ? Им отказывают, говоря, что не положено. Я этого не понимаю. Эти люди родились в Таджикистане. Во время гражданской войны 90-х не уехали в Россию, в силу разных причин (некуда, не на что, или просто не хотелось покидать свою родину, свой дом). Они образованны, востребованы, их уважают и ценят, т.к. у специалистов-носителей русского языка действительно неплохое положение в Таджикистане.

Но наступает момент, когда уже их дети хотят жить или работать в России. И Программа переселения – отличный шанс для них. Но почему, родившиеся в столице люди, с прекрасным образованием и опытом должны выбирать в России между деревней, поселком и станицей.

Или мучиться вопросом: смогут ли они, люди, родившиеся в солнечном Таджикистане, акклиматизироваться на Севере? Человек, никогда не работавший в огороде, наверняка не сможет быстро постичь аграрные и сельскохозяйственные секреты. Люди хотят приносить пользу в той сфере, в которой они разбираются и могут принести реальную пользу.

Подытожу, программа, как мне кажется, очень нужная и важная. Многие выходцы из Таджикистана действительно очень хорошо устраиваются и интегрируются в России. Конечно, на местах тоже есть определенные проблемы. Пример, который мне бы хотелось рассказать, думаю, отлично проиллюстрирует ситуацию. Мои друзья – журналисты решили принять участие в программе. У них замечательная семья, оба молоды, образованны. У них двое детей – дошкольников. Вся семья – как на подбор – светлые волосы, голубые глаза… Получив одобрение, они оказываются в выбранном регионе России. И сталкиваются с проблемой аренды жилья. Городок небольшой, сложно найти подходящее, достойное жилье для семьи со всеми удобствами, к тому же, узнав, что они приехали из Таджикистана, люди опасались и говорили, что сдают исключительно славянам. Мои друзья не знали, что ответить на это. Когда отчаявшись найти жилье, спустя несколько недель они решили вернуться в Душанбе, к ним на помощь пришли совершенно незнакомые люди и предложили пожить у них бесплатно, пока те не найдут вариант. К чему я это? К тому, что гладко и ровно в жизни, к сожалению, получается редко. Поэтому нужно рисковать, добиваться, карабкаться, учиться, и короткая черная полоса обязательно сменится длинной белой.

– Вы глава телерадиокомпании «Ватан». А как возникла Ваша компания?

– Радио «Ватан» (в переводе на рус. язык – Родина)- является круглосуточной национальной станцией. Мы работаем на информационном рынке Таджикистана одиннадцатый год. 7 мая 2003 года, в наш профессиональный праздник, позывные радио «Ватан» впервые появились в FM-диапазоне столицы Таджикистана. За это время мы росли и учились, чаще на своих же ошибках, которые потом перешли в разряд бесценного жизненного опыта.

За это время были реализованы сотни интересных проектов, внедрены, казалось бы, сумасшедшие идеи. Кроме активной работы в собственном эфире, сотрудники нашего радио организовывают различные социальные акции и мероприятия. Мы активно работаем и развиваем волонтерское движение и благотворительность в Таджикистане (два года назад мы учредили первый радиоклуб волонтеров), несколько лет подряд проводим ежегодную международную кампанию «16 дней против насилия в отношении женщин», организовываем Ежегодную Премию и Церемонию «ТОП-50: Самые стильные люди Душанбе», реализуем уникальный проект анонимной юридической помощи женщинам «Юридическая клиника», участвуем в организации и проведении фэшн-шоу, поддерживаем молодых художников, артистов, писателей, дизайнеров, активно участвуем в жизни города. Проводим праздники и акции для детей, семейные мероприятия совместно с партнерами и городскими властями, внедряем различные образовательные и социальные программы в эфире совместно с различными структурными подразделениями ООН.

– Наша коллега Шушаник Аревшатян недавно сказала, что количество русскоговорящих в Армении сокращается, аудитория ее радио сужается – как дело обстоит у Вас?

– На мой взгляд, это общая тенденция. Русскоязычная аудитория сокращается в большинстве постсоветских стран. Это закономерно, т.к. Россия теряет свое, так сказать, «физическое» присутствие на постсоветском пространстве. Объясню. В наших странах катастрофически сократилось количество русских, совершенно обычных людей, живших когда-то с тобой по соседству, обучавших тебя в школе, а затем в университете.

На примере языковой политики радио «Ватан» можно четко определить динамику изменения аудитории. В 2003 году наш эфир на 70% состоял из русскоязычных программ. К 2007 году, мы пришли к выводу, что таджикский язык должен доминировать, т.к. детальное и качественное изучение аудитории показало, что таджикоязычные слушатели в разы превышают русскоязычных. На данный момент, 70% эфира представлено на таджикском языке. Парадоксально, при таком раскладе, интерес к русскому языку высок и люди хотят изучать великий и могучий, слушать музыку и программы на нем. Третий год мы предлагаем российским организациям, работающим в Таджикистане, проект программы на радио по изучению русского языка. Но по сложившейся традиции на письма в этих организациях просто не отвечают.

Я знаю, что у «Голоса России» есть замечательные программы о русском языке. К великому сожалению, мы не можем ретранслировать другие радиостанции или транслировать программы других радиостанций. Наше законодательство это не позволяет.

К примеру, на радио «Ватан» передача по изучению английского языка с огромным успехом идет уже второй год. Ведущая – замечательный преподаватель, прекрасная девушка, приехавшая из Америки в Таджикистан по проекту Посольства США. В Душанбе многие школьники в 14-15 лет говорят по-английски лучше, чем мы с Вами в свои тридцать. Все это благодаря отлично внедренным программам, реальной работе на местах. Чего только стоят «Американские уголки», расположенные по всей стране? Это же рай для школьников и студентов. Они изучают английский язык, американскую культуру. К этим, по сути дела, детям с огромным уважением относятся иностранные дипломаты и преподаватели. Для них из Америки приглашаются известные группы и певцы, художники и спортсмены. И все это бесплатно! А что делают наши российские организации в Душанбе? У входа обязательно встретит охрана, просто так ты не пройдешь на островок российской культуры. Но и пройдя внутрь, просто так ты не приобщишься к ней. Курсы танцев, обучению шахматам и т.д. платные! Для кого эти курсы? Для нее, родимой – для галочки? Наверное. Или для детей из богатых семей, но разве это и есть целевая аудитория российских проектов в Таджикистане?

Часто бывая на различных конференциях, посвященных соотечественникам и положению дел русскоязычных СМИ, за рубежом наблюдаю одну и ту же картину: чиновники и руководители с высоких трибун рапортуют об успешной работе на местах, в наших странах, а мы, журналисты, почему то не видим этой работы. Ни в одной стране, ни в Армении, ни в Киргизстане, ни в Таджикистане. Может, она ведется подпольно? Но настал момент выйти, наконец, из подполья. Отпустить охрану и широко открыть двери.

В Душанбе есть несколько российских школ, куда не могут устроиться дети из простых русских семей (богатых и «крутых» русских семей в Таджикистане просто нет) и дети вынуждены учиться в местных школах, в классах по 35-40 человек, где остро ощущается нехватка русскоязычных преподавателей. А ведь этнических русских в Таджикистане не наберется даже и процента! И если российские организация и чиновники не помогают своим же, игнорируя такое важное направление как получение бесплатного образования русскоязычными жителями, то какие претензии мы можем предъявить местному правительству?

Не стоит забывать о том, что таджикский народ – один из самых открытых и преданно влюбленных в русских и в Россию. Знаете, во время гражданской войны (1992-1997 гг.) многие русские в прямом смысле бежали из Таджикистана, оставляли всё: дома, квартиры, мебель и вместе с барахлом некоторые оставляли и престарелых родителей. У нас в каждом микрорайоне жили русские бабушки и дедушки, которых либо оставили дети, рассчитывая видимо на то, что позже смогут их забрать, либо они сами наотрез отказывались покидать свою квартиру, когда дети решали уехать в Россию. Вот этих несчастных одиноких стариков на протяжении многих лет кормили соседи-таджики. И не только делили с ними свой скромный ужин, но и одевали, справляли с ними праздники русские и христианские, развлекали как могли. Хоронили потом тоже всем двором. Но это еще то, советское, поколение. Дети современной таджикской демократии несколько другие.

И, к сожалению, есть отдельные случаи того, что русских или русскоязычных детей притесняют именно по этническому происхождению. Мой сын с этим негативом тоже неоднократно сталкивался. Но я понимаю тех детей, у которых зачатки национализма проявляются на фоне разговоров в семье, когда, к примеру, звонивший из России брат и папа рассказывает в очередной раз, что на работе их вновь обозвали чурками, что днем ходить страшно, потому что могут запросто напасть и искалечить.

Что ждать потом от детей, для которых свойственно воспринимать явления целиком: вот это зло, а это добро, белое и черное, я таджик, а ты – русский.

Резюмируя ответ, скажу, что при трудоустройстве в Душанбе владение русским языком до сих пор является явным преимуществом. И, на мой взгляд, ориентироваться нужно все-таки на экономические факторы и на рынок труда, они расскажут о реальном положении дел.

– А вообще насколько комфортно чувствуют себя русскоязычные СМИ в Таджикистане? Я слышал, что в Средней Азии на этом поле активно работают западные фонды, которые активно спонсируют масс-медиа, обучают журналистов и проч. Чувствуете ли Вы усилившееся влияние таких СМИ?

– Средняя Азия – очень специфический регион. Многие страны изучили и поняли эту специфику. Да, журналистов покупают: поездками, грантами, финансовой и технической поддержкой. Покупают лояльность и потенциальных партнеров на будущее, так на всякий случай. Но и в России более 15 лет была подобная ситуация, помимо различных Фондов балом правили и олигархи. Учитывая крайнюю бедность, ограниченный доступ к природным ресурсам и отсутствие крупного производства – в Таджикистане нет олигархов российского или, скажем, казахского уровня. И эту нишу единолично заняли другие государства и фонды. Взамен пока ничего не просят, но в СМИ работают достаточно умные люди, которые понимают, что отныне нужно и можно делать, а что не рекомендуется.

Конечно, чувствуются сильные позиции и выросшее влияние этих СМИ. Не только в информационном поле, но и в повседневной рутинной работе. Когда, к примеру, ты не можешь позволить себе покупку техники или оплату услуг одного единственного технического специалиста в городе, а твои коллеги с постоянной финансовой поддержкой на раз-два решают эти проблемы.

В этом году закрылась еще одна русскоязычная газета. Из-за отсутствия финансовых, технических и человеческих ресурсов. Есть определенная градация и деление: на ваших и наших. Если ты открыто поддерживаешь политику России и пропагандируешь определенные ценности в своем СМИ, то проекты, реклама, финансовая поддержка будут направлены в другие редакции, которые открыто критикуют (и порой за дело) российские власти и присутствие их в Таджикистане.

Со стороны иностранных доноров возрастает поддержка «своих», т.к. они полагают, что пророссийские СМИ наверняка получают от богатой России огромные деньги. Но ведь это не так. Получается, что если ты хочешь выжить, ты либо разворачиваешь свой политический курс, либо меняешь языковую политику, т.к. если издаешь газету или вещаешь на местном языке, появляется возможность зарабатывать на рекламе. Русскоязычные СМИ – это априори, так скажем, небогатые СМИ. Даже если есть хороший доход, все заработанные средства уходят на покрытие расходов (оплату аренды, налогов, заработной платы). Это недоходные СМИ вовсе не из-за того, что они не интересны или не профессиональны.


Чуть более года назад отношения между русским и таджикским народами в очередной раз начали будоражить политики и националисты. Из пыльных, пропавших нафталином чемоданов одиозные политические деятели и активисты националистических движений России достали давно уже набивший оскомину миф о о “геноциде” русского населения, якобы имевшем место в годы гражданской войны в Таджикистане. Националистически настроенные “эксперты” и ряд журналистов в Таджикистане ответили на эти беспочвенные заявления такими же беспочвенными обвинениями России в развязывании гражданской войны в нашей республике. Как русский, который родился и вырос в Таджикистане и никуда не уезжал из страны в тот страшный период, я хотел бы рассказать о том, что действительно тогда происходило в нашей республике. Надеюсь, мой голос будет услышан политиками и националистами в России.

Откуда у мифа уши растут?

Вообще, миф об этнических чистках и массовых убийствах русских в Таджикистане довольно давно муссируется в ряде российских СМИ. Сейчас даже сложно определить откуда именно растут уши у этого мифа. Могу только сказать, что еще в 2006 году Дмитрий Рогозин (российский политик, ученый и дипломат, который сейчас является заместителем председателя правительства России) в своей книге “Враг народа” писал о том, что войне между “вовчиками” и “юрчиками” в Таджикистане предшествовали массовые “расправы” над русским населением в Душанбе и ряде других городов. Подпиткой этого мифа долгое время занимались дешевенькие, желтенькие газетенки, а также ксенофобы России.

В начале 2012 г. миф о геноциде обрёл новую жизнь благодаря известному российскому политику Владимиру Жириновскому и публицисту Егору Холмогорову. О Жириновском даже и говорить то не стоит. Это известный клоун и ксенофоб, который делает себе политический капитал на заявлениях типа “Россия для русских” (хотя отец самого политика был юристом евреем) и на анти-западной реторике, получая тем самым голоса националистически настроенной группы россиян. Его реплики уже давно научились пропускать мимо ушей. Это та самая собака, лай которой не мешает каравану спокойно двигаться дальше. Вместе с Жириновским правдивость мифа о геноциде стал с пеной у рта доказывать довольно известный российский публицист (и ярый националист) Егор Холмогоров. О нем я знаю немного, хотя ряд электронных СМИ указывали на его связь с партией “Единая Россия”.

Холмогоров. Из репортажа телекомпании "Мир"

Так вот, 30 января 2012 года, в эфире передачи “Честный понедельник” на популярном российском телеканале НТВ, Жириновский и Холмогоров заявили о том, что в начале 90-х годов в Таджикистане произошел “геноцид” русского населения. Это заявление вызвало бурную реакцию как в России, так и в Таджикистане.

Так что такое геноцид?

Видео этой передачи найти в интернете невозможно. Но в интернете выложено более поздное видео (загруженное на Youtube 12 февраля 2012 г), на котором Холмогоров пытается обосновать заявление о факте совершения геноцида (в ответ на протест, выраженный МИД-ом Таджикистана):

Холмогоров предлагает отталкиваться от определения геноцида, закрепленного в международном праве. Конвения о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948 г.) определяет геноцид следующим образом (статьи 1 и 2, привожу не полностью):

В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

  • убийство членов такой группы;
  • причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
  • предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее…

Наказуемы следующие деяния:

  • геноцид;
  • заговор с целью совершения геноцида;
  • прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида…

По мнению Холмогорова, это определение соотвествует тому, что произошло с русским населением в период с 1990 по 1993 гг. Во-первых, русские в Таджикистане являлись специфической этнической группой, как того требует конвенция. Во-вторых, в отношении русского населения в этот период совершались действия, направленные на убийство и нанесение телесных повреждений. В-третьих, по словам Холмогорова, имели месты факты публичного подстрекательства к геноциду русского населения. В-четвертых, публицист утверждает, что цель, заключавшаяся в уничтожении русской этнической группы в Таджикистане, была достигнута. Единственный атрибут геноцида, который Холмогоров не сумел найти, но который он предлагает продолжать искать, это наличие заговора с целью совершения геноцида против русских (то есть был ли “геноцид” результатом целенаправленной политики определенных политических сил или все-таки результатом спонтанных акций отдельных групп).

По мнению Холмогорова, сегодня в Таджикистане “исламисты”, проигравшие войну, и “Народный фронт”, пришедший к власти, перекладывают ответственность за “уничтожение” русского населения друг на друга. Сам факт того, что это “уничтожение” имело место, никто не хочет признавать якобы из-за страха перед перспективой несения ответственности за случившееся.

Как русский, который остался в Таджикистане и жил здесь на протяжении всей гражданской войны, я могу с уверенностью утверждать, что заявления Холмогорова относительно “массовых убийств” русских, публичных подстрекательств к этим убийствам и “уничтожения” русских как этнической группы в Таджикистане совершенно не соответствуют действительности.

Далее я хочу рассмотреть эти три утверждения Холмогорова по отдельности.

“Убийства, телесные повреждения, изнасилования…”

Холмогоров утверждает о том, что в период между 1991 и 1993 годами в Таджикистане имели место “массовые преступления против русского и русскоязычного населения”. По словам российского публициста, доказательной базой этого утверждения служит “большое количество опубликованных в прессе фактов”, которые можно дополнить показаниями “миллионов свидетелей”.

Согласно Холмогорову, “массовые преступления” против русских принимали различные формы. В некоторых случаях это были “погромы” или “настоящая резня”. Он, например, приводит в пример события, произошедшие в поселке им. Ломоносова неподалеку от г. Курган-Тюбе на юге Таджикистана 25 сентября 1993 года (на самом деле это было в 1992 году). В этом поселке большое количество беженцев укрывались от отрядов исламистов под защитой 191-го полка 201-ой дивизии российской армии. 25 сентября исламисты оттеснили росийских военнослужащих и убили большое количество беженцев. Однако Холмогоров использует неверные данные, когда утверждает, что большинство этих беженцев составляли “русские и узбеки”. На самом деле, абсолютное большинство людей, укрывавшихся от конфликта в поселке им. Ломоносова и убитых исламистами 25 сентября 1992 года, были узбеками и кулябскими таджиками. Если среди убитых и были русские, то их было совсем немного. Большинство русских, проживаваших в то время в Курган-Тюбе, прятались от боевых действий в своих квартирах, у знакомых в Душанбе, или на территории самого 191-го полка. Другими словами, данные, приводимые Холмогоровым, откровенно ложные.

В других случаях, по словам Холмогорова, “массовые преступления” против русских принимали формы “попыток захвата заложников”, “оскорблений”, “игнорирования органами правопорядка фактов убийства русских”, “нападений на улицах”, “изнасилований” и т.д. Здесь российский публицист приводит один “шокирующий” пример того, как в одном из городов Таджикистана водитель-таджик направил автобус с русскими пассажирами в толпу протестантов, якобы с целью того, чтобы создать максимальную опасность для едущих в этом автобусе русских. На мой взгляд, этот пример наилучшим образом подтверждает отсутствие у Холмогорова каких-либо мало-мальски серьезных доказательств и использование им выдуманных, искаженных и абсолютно нелогичных “примеров” притеснения русских. Неужели Холмогоров действительно думает, что таджики настолько глупы, чтобы обратить свою ярость в приведенном случае на русских пассажиров автобуса, а не на водителя-таджика? Да случись этот случай на самом деле, этого водителя в пух и прах бы разорвали, а пассажиры автобуса еще и помогли бы это сделать.

Я бы посоветовал Холмогорову и всем, кто верит в миф о “геноциде” русских в Таджикистане, хоть немного почитать про гражданскую войну в нашей стране. Эта кровавая война не была результатом каких-то разборок между национальными или этническими группами. Это была война между регионами, а также между идеологиями. В этой войне таджики воевали с таджиками. И хотя точных данных нет, я уверен, что не менее 90 процентов всех жертв той войны составили таджики. Из оставшихся 10 процентов большинство были узбеками.

Я всю войну прожил в Душанбе. За исключением нескольких недель, когда в столице велись ожесточенные бои, постоянно ходил на работу. Выжил. Конечно, меня могли убить – но не потому, что я русский, а потому что это была ВОЙНА. Людей убивали шальные пули. Иногда убивали в преступных целях – сводили старые счеты или хотели ограбить, изнасиловать, скрыть преступление. Но в таких случаях русским было намного легче выжить. Русских уважали в счет того уважения, которое сохранилось с советского времени. И русских не винили в тех проблемах, из-за которых велась война. В самом начале войны исламисты в Душанбе убивали кулябцев. Несколько знакомых русских семей прятали кулябцев у себя дома, потому что знали, что к ним домой не ворвутся. А когда кулябцы заняли Душанбе и начали вырезать гармцев и памирцев, моя мама почти две недели прятала у нас дома свою подругу-памирку с двумя детьми – именно потому, что знала: русских не тронут.

Холмогоров любит примеры, поэтому приведу такой пример. В нашем доме, в соседнем подъезде жила пожилая русская женщина, баба Лена, которая была замужем за кулябцем, дядь Ризо (ул. Фирдавси, которая в до время была ул. Коваля, дом 25). Осенью 1992 года к ним домой ворвались исламисты, искавшие кулябцев, и хотели забрать дядь Ризо. Баба Лена тогда с ними поговорила и сказала, что она инвалид, и что если его заберут, её попросту некому будет кормить и ухаживать за ней. Дядь Ризо тогда оставили в покое. Ну, о каком вообще геноциде может идти речь?

Это все происходило в Душанбе, одном из эпицентров войны. На севере Таджикистана, в тогдашней Ленинабадской области, о войне вообще знали только по сообщениям российского телевидения. А именно в этой области проживало наибольшее количество русского населения после Душанбе. В Ленинабаде, Чкаловске, Канибадаме, Пенджикенте (крепнейших городах области) те русские, которые не уехали в Россию, продолжали жить значительно лучше большинства таджикских семей и сохранили за собой хорошие рабочие места.

Это не государственная пропаганда и не мнение таджикского правительства. Это то, что я, как русский таджикистанец, испытал в те годы на себе. У меня лично никогда не повернется язык сказать, что меня в годы войны кто-то обижал или унижал из-за моей национальности. Таджикистан был моим домом, и я не чувствовал себя здесь чужаком.

На волне скандала, спровоцированного заявлениями Жириновского и Холмогорова, телекомпания “Мир” в феврале 2012 года подготовила репортаж с воспоминаниями русских таджикистанцев о том, что им пришлось пережить в годы гражданской войны. Холмогорову стоило бы прислушаться к их голосам:

Конечно, Холмогоров и его коллеги-националисты могут не согласиться с моей точкой зрения и продолжать аппелировать к “опубликованным в прессе фактам”. Но разве не лучше услышать мнение русских, оставшихся в Таджикистане, и видивших эту войну своими глазами? Конечно, среди уехавших в те годы русских семей есть те, кто озлоблен на Таджикистан или на таджиков, и они возможно подвердят слова Холмогорова о якобы имевших место гонениях, притеснениях или даже убийствах. Но я не думаю, что слова таких людей всегда заслуживают доверия. Как я уже отметил, эти люди озлоблены. Война заставила их бросить всё, потерять все, что было накоплено за годы жизни, и уехать на “историческую Родину”, которой, откровенно говоря, было в тот период не до них.

Если Холмогоров и его коллеги-ксенофобы не верят русским таджикистанцам и здравому смыслу, то они могут приехать в Таджикистан и лично разобраться в том, что здесь происходило в начале 90-х годов. Удостовериться в том, имел ли на самом деле “геноцид” место, несложно. Журналист Нурали Давлат в этом отношении очень точно подметил на сайте Газета.tj:

Таджикская столица – небольшой город. Христианское кладбище находится почти что в центре города. Все желающие, которые хотят исследовать проблему русского геноцида в Таджикистане могут посетить его, чтобы убедиться, сколько человек было похоронено в дни февральской трагедии 1990 года.
И необходимо выяснить, по каким причинам наступила смерть.
Если кто- то утверждает, что тела убитых в феврале 1900 года были отправлены в Россию, на историческую родину, пусть опубликуют справки о смерти. Согласитесь, это ведь не трудное дело.

“Подстрекательство” к “геноциду”

Холмогоров утверждает, что “массовые преступления” против русского населения в Таджикистане в период между 1990 и 1993 гг. “искуственно подогревались” некоторыми политическими деятелями, в том числе поэтэссой Гульрухсор Сафиевой и тогдашним председаталем демократической партии Шодмоном Юсуфовым. Эти утверждения необходимо проверить.

В СМИ неоднократно появлялись утверждения о том, что известная таджикская поэтесса Сафиева в начале конфликта публично говорила о необходимости “смыть русскую грязь кровью”. Я лично не был на митинге, на котором Сафиева якобы говорила такое, поэтому не знаю, насколько это утверждение соответствует действительности. Но мне кажется, что Сафиева вряд ли могла такое сказать. Во-первых, она лично десятки раз опровергала сообщенения о том, что когда-либо говорила такое. Во-вторых, мне кажется, что Сафиевой, как представительнице советской интеллигенции, было бы попросту нелогично делать такие заявления. В-третьих, Сафиева уже около 20 лет живет в Москве, и я сомневаюсь, что она могла бы там спокойно жить, если бы действительно когда-то говорила подобные вещи.

Юсуфов, в отличие от Сафиевой, действительно заявлял, что русских таджикистанцев нужно взять  в “заложники” (так как он считал, что Москва вмешивалась во внутренние дела Таджикистана и оказывала правительству помощь в борьбе против исламистско-демократической оппозиции).

Но Холмогоров ошибается, если он считает, что призывы Юсуфова и Сафиевой (если она действительно к чему-то такому призывала) могли оказать решающее влияние на отношение таджиков к русским. Отношения между этими национальностями складывались на протяжении десятков лет, и два каких-то эмоциональных заявления, которые слышало ограниченное количество людей, вряд ли могли коренным образом повлиять на эти отношения. К тому же, Холмогоров явно переоценил степени влияния Сафиевой и Юсуфова на общественное мнение в Таджикистане в начале 90-х годов.

“Уничтожение” этнических русских в Таджикистане

Холмогоров утверждает, что “массовые преступления” против русских, подогреваемые “некоторыми политическими деятелями”, достигли своей цели, которая состояла в полном уничтожении русского населения Таджикстана. Публицист подкрепляет это утверждение цифрами: в 1979 г. русских в республике было 395 тысяч, а в 2000 г. осталось всего 50 тысяч. Если отнять от 395 тысяч то количество русских, которое уехало из Таджикистана в годы гражданской войны в Россию и которое осталось в республике, то остаётся “зазор в 100 тысяч человек. По мнению Холмогорова, “значительная часть” из этих 100 тысяч русских были убиты в годы войны.

Это утверждение Холмогорова так же беспочвенно и нереалистично, как и все другие. По различным оценкам, в годы гражданской войны в Таджикистане погибло от 80 до 100 тысяч человек. Утверждать, что большая или хотя бы сколько-нибудь значительная часть погибших были русскими  это значит ничего не знать о гражданской войне в Таджикистане. Из огромного количества русских, которых я лично знал, в годы гражданской войны от причин, связанных с войной, погибли трое: двоих убило шальными пулями, и один был убит, когда какие-то бандиты забирали у него машину.

Я не знаю, откуда Холмогоров берет свои данные относительно количества русских, прибывших в Россию. Удивительно, что он не допускает мысли о том, что его данные попросту неверны, как и многие другие данные того периода. Да и данные переписи населения Таджикистана за 2000 год тоже вполне могут не соответствовать действительности.

Еще одной откровенной глупостью является предположение о том, что русское население Таджикистана покинуло страну из-за какого-то особого притеснения, которое они здесь испытывали. Русские уезжали от войны, разрухи, голода и страха за свою жизнь. В отличие от большинства таджиков, большинству русских было куда ехать. Они верили в то, что найдут себя на “исторической Родине” (многие так и не нашли) и что у Таджикистана уже нет будущего. Русские были не единственной национальной группой, покинувшей Таджикистан в тот сложный и жестокий период. Уехали евреи, немцы, украинцы, белорусы, татары, много корейцев. И те таджики, которым было куда бежать, тоже бежали. В такой маленькой стране, как Таджикистан, 800 тысяч человек стали внутренними беженцами, то есть покинули районы, где шла война, и перебрались в более мирные районы.

Заключение

Таким образом, утверждения Холмогорова, а также Жириновского и еще целого ряда ксенофобоски настроенных политиков и журналистов России относительно “геноцида” русских, якобы имевшего место в Таджикистане начала 90-х годов прошлого века – это всего-навсего миф. Глупый, нелогичный миф, не имеющий никакой доказательной базы.

Как русский, живущий в Таджикистане и считающий эту страну своим домом, я считаю своим долгом сказать, что никакого геноцида и никаких массовых убийств русского населения в Таджикистане никогда не было. Гражданская война конечно не обошла русских стороной, но мы пострадали от той войны ничуть не больше, а может быть даже и меньше, чем другие национальности нашей страны.